Среда, 19 сентября

Защищено ли достоинство журналиста в Армении?



Сегодня международный День свободы прессы. Вопрос о том, насколько защищена пресса в Армении, довольно спорный, однако против СМИ и журналистов задействовано мощное “оружие”, с помощью которого можно спокойно ограничивать их деятельность, заставляя при этом становиться собственным цензором. Речь идет о декриминализации статей о клевете и оскорблении, которые в последние годы применяются в основном против СМИ.

Журналисты и по закону, и по этическим нормам обязаны уважать личную и семейную жизнь других лиц, воздерживаться от публикации оскорбительных выражений и т.д. Однако после переноса вышеуказанных статей из уголовного поля в гражданское в большинстве случаев сами журналисты оказываются в статусе потерпевших.

Самый свежий пример – принятое 29 апреля судом административных округов Ачапняк и Давидашен решение по иску журналистки газеты “Жоховурд” Соны Григорян против Хачика Хачатряна.

Напомним, что Сона Григорян позвонила предпринимателю Хачику Хачатряну для получения разъяснений относительно готовившейся статьи, однако последний заявил ей: “...Конечно, этого не было, и завтра ты напишешь что-то другое. Пиши, пиши, дорогуша, я, наоборот, очень рад, что обо мне пишут, а то даже за человека не считаете. Азиз джан, ты не журналистка, ты проститутка. Можешь так и написать”.

Судья Наира Аветисян в своем решении отметила, что правовыми позициями Кассационного суда РА и Европейского суда по правам человека выражение отрицательного мнения берется под защиту в той мере, в какой оно основано на подтвержденных или признанных фактах и сделано с объективными намерениями. При этом для высказывания оценочного суждения доказательства не требуются.

“Критика, которая направлена против деятельности лиц в политике, бизнесе, науке, искусстве и других общественных сферах, а также против общественной должности, общественной позиции и которая явно не превышает рамки правомерности, не может считаться оскорблением в плане ставшей предметом спора статьи”,- говорится в решении.

“Ставшей предметом спора статьей” является статья 108.1, в которой оскорбление трактуется как “...публичное выражение, высказанное с целью опорочения чести, достоинства или деловой репутации с помощью слова, изображения, голоса, знака или иного средства”.

В суде представитель Хачика Хачатряна признал, что в телефонном разговоре Х.Хачатрян использовал выражение “проститутка”, однако отклонил аргумент журналистки о том, что оно носило публичный характер, заметив, что ответчик не хотел, чтобы высказанная им фраза была напечатана в газете.

Оскорбляющие журналистов чиновники и влиятельные лица цепляются именно за формулировку “непубличный” и находят защиту в суде. Слово “проститутка” имеет в обществе негативное значение, а потому включает в себя элементы оскорбления и не может рассматриваться как критика. Представители Хачатряна невольно признали, что предприниматель оскорбил журналиста, об этом они заявили в суде, но в конце концов выиграли процесс, потому что оскорбление не носило публичный характер.

Суды игнорируют и характер, общественную значимость деятельности журналистов и втискивают принимаемые решения в рамки узкой трактовки статьи закона.  

Во-первых, журналист – это лицо, обеспечивающее публичность своей деятельности, получающее и распространяющее информацию, следовательно распространять на него узкую трактовку ст.1087.1 Гражданского кодекса неправильно. В частности, если журналист с целью взять интервью встречается или звонит Х, чтобы сделать его высказывания или мнения достоянием общественности, то почему не считать публичным и адресованное ему оскорбительное выражение?  

В данном случае нужно учитывать, что когда собеседник соглашается говорить с осуществляющим свою профессиональную деятельность журналистом, то с этого момента каждое высказанное им слово подлежит публикации, поскольку цель журналиста опубликовать именно это слово, эту мысль.  

Конкретно в случае с иском Соны Григорян суд мог его удовлетворить, поскольку собеседник журналистки сам предложил напечатать свои высказывания, а суд не отрицал, что вышеуказанное выражение  является оскорбительным.

В случае с автором этих строк в основе отклонения его иска также лежало обстоятельство непубличного оскорбления, поэтому по делу Соны Григорян суд коснулся моего отклоненного иска в качестве схожего дела.

“Непубличное” оскорбление тоже нужно защищать

Заместитель председателя Адвокатской палаты РА, адвокат Ара Зограбян в беседе с “Hetq” сказал, что, согласно ст.3 Конституции РА, “человек, его достоинство, основные права и свободы – это высшие ценности”, а согласно ст.14, “достоинство человека как неотъемлимая основа его прав и свобод уважается и защищается государством”.

Из этих норм следует, что государство обязано защищать достоинство человека. ”С учетом приведенных норм суды обязаны защищать попранное достоинство личности, и сегодня суд объективно имеет такую правовую возможность”,- отметил Ара Зограбян.   

По его словам, если Кассационный суд примет в производство жалобу по какому-либо делу и установит, что достоинство тоже подлежит защите аналогичным способом, то количество случаев проигрыша дел Республикой Армения в Европейском суде по правам человека сократится, поскольку ЕСПЧ не признает такой подход справедливым. 


Главная страница



Комментарии (1)
1. GAIANE12:45 - 5 мая, 2013
SHNORHAKALUTYUN; SHAT LAV HODVAC E:
Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив