Четверг, 20 сентября

“Президент Армении имел прейскурант, в соответствии с которым произвел простой расчет”



Господин Мартиросян, после заявления Армении о присоединении к Таможенному союзу серьезный отклик на экспертном уровне со стороны диаспоры не последовал. Вы живете в Нью-Йорке, поэтому интересно было бы узнать, чем обусловлена столь пассивная позиция диаспоры на этом поворотном для Армении этапе.

 Пассивное поведение диаспоры имеет два объяснения. Во-первых, качество той же диаспоры. В настоящее время армянская диаспора подвергается серезнейшей деградации. Во-вторых, отсутствие интереса к этой теме со стороны зарубежных армянских экспертов.

 Стало ли для Вас неожиданностью московское заявление Сержа Саргсяна?

 Это, пожалуй, была ожидавшаяся неожиданность.

 После трех с половиной лет добрососедских отношений с Евросоюзом Армения выбрала российский вектор. Все эти годы власти постоянно говорили о евроинтеграции. В результате решения о присоединении к ТС утратила ли Армения возможность считаться надежным и предсказуемым партнером для Запада? 

 Наоборот, она получила такую возможность. Сейчас все более чем предсказуемо. Армения находится в очень определенном положении. Разве есть ли более предсказуемое положение?  

Позиция Евросоюза в отношении выбора Армении более или менее ясна, однако пока неизвестна позиция США. Ждет ли Вашингтон вильнюсского саммита?

Армения интересует Соединенные Штаты прежде всего в качестве географической территории. Несмотря на наши огромные потери на протяжении своей истории, мы все еще остаемся в горниле геополитических рек. В центре внимания сегодняшней мировой политики находятся Иран и Сирия. И важность Армении для США обусловлена ее географической близостью к этим двум странам, а также в целом ее географическим положением. В связи с сирийским конфликтом обострились российско-американские отношения. В США все сильнее звучат антироссийские голоса. В своем выступлении 24 сентября в ООН президент Обама ответил намеком на опубликованную в “Нью-Йорк Таймс” статью президента Путина. Понятно, что в этом контексте США не могут положительно оценивать прыжок Армении от их партнера, Европы, в сторону противника – России. 

В политических кругах Армении присоединение к Таможенному союзу объясняют главным образом фактором безопасности. На Ваш взгляд, действительно ли присоединение к ТС уменьшает риск возобновления войны в Нагорном Карабахе?

Уменьшает не риск возобновления войны, а ее скорейшего начала и тяжелейших потерь для армянской стороны. Война, по моему глубокому убеждению, неизбежна. Проблема – в оказании нам содействия. Тем самым сохраняется надежда на получение содействия. 

Некоторые российские аналитики саркастически высказались по поводу присоединения Армении к ТС, отметив, что Армения не имела альтернативы. На Ваш взгляд, каким отныне будет отношение России к Армении?

Несколько лет назад близкий к Кремлю известный политический деятель и политолог, ныне депутат Госдумы Алексей Пушков сказал мне, что хотя многие в России считают, что Армения не имеет альтернативы и не может находиться вне их контроля, однако это не так. Думаю, сегодня Пушков придерживается совсем другого мнения. Следовательно отношение будет таким, какое обычно проявляется к не имеющей альтернативы стране.

Какую цену заплатит Армения за свой выбор?

Трудно сказать. Во всяком случае это удовольствие обойдется нам недешево. Не думаю, однако, что дешево бы обошлось и подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. Президент Армении явно имел прейскурант цен, в соответствии с которым произвел простой расчет. Иначе объяснить произошедшее трудно.

Фото Германа Авакяна (с фейсбуковской страницы А.Мартиросяна)


Главная страница



Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив