Среда, 26 сентября

“Если б мой ребенок умер, врача привлекли бы к ответственности?”



Армине с двумя сыновьями живет в общежитии на улице Арцаха. 23 ноября у одного из ее сыновей начались острые боли в области живота. Армине вызвала скорую помощь, мальчика отвезли в больницу на улице Мурацана. “Однако я отказалась оставлять там ребенка. Врач спросил меня, давала ли я ему психотропные препараты, сказал, что дома, наверное, есть такой больной, и мальчик выпил эти лекарства. Я ответила, что больна я, но такие лекарства не принимаю. Сказала, что они сами дают ребенку эти препараты, когда он стонет от боли...”,- рассказала Армине Авакян, являющаяся инвалидом второй группы.   

По ее словам, когда у Гагика появились острые боли, они сперва подумали, что мальчик простудился, и скоро ему станет лучше. Однако вскоре у него началась тошнота. “Врачи сперва поставили ему диагноз ботулизм, но когда надавливали на правый бок, ребенок кричал от боли. Они заявили, что ребенок истерик, предположили, что у него есть нарушения головного мозга. Мы объяснили, что так он ведет себя из-за приступа. Ему в больнице делали внутривенные уколы. Потом я написала заявление и привезла ребенка домой”,- говорит Армине. 

На вопрос, кто этот врач, она ответила, что не помнит, поскольку в тот день была в таком состоянии, что даже не попыталась запомнить его имя и фамилию.  

“Разве можно шантажировать 16-летнего ребенка. Ему сказали, что обратятся в органы (то есть в полицию – авт.). А я ответила: обращайтесь, только сперва возьмите кровь на анализ, а потом обращайтесь. Я была еще в больнице, когда мне позвонили из полиции и спросили, почему я забираю ребенка домой”,- отметила наша собеседница.

После того, как мальчика привезли домой, боли усилились.На этот раз Армине обратилась в 3-ю детскую больницу. Гагика доставили туда на машине скорой помощи. “У ребенка был острый приступ. В больнице ему сделали сонографию и выяснилось, что у него сильнейшее воспаление аппендикса. Его взяли в операционную в восемь часов, а закончили операцию только в десять. У него было сильное нагноение”,- говорит Армине.  

“Если бы я послушалась тех врачей, если они бы сделали ребенку укол и него лопнул бы аппендицит, был бы этот врач привлечен к ответственности? – спрашивает Армине. – Имею я сейчас право пожаловаться на них за то, что они шантажировали моего мальчика? А если бы он умер?”. 

Армине живет в одной из полуразрушенных комнат общежития. Здание имеет 4-ю степень аварийности. Семья Армине привыкла к таким условиям, не жалуется, но удивляется тому, что в нашей стране могут до такой степени унижать людей, у которых нет денег. 

“Так нельзя. Если мы сказали, что у нас нет денег, что нам некому помочь, что я инвалид, значит человека можно посылать на смерть? Разве можно рисковать жизнью ребенка?”,- говорит Армине Авакян.  


Главная страница



Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив