Понедельник, 24 сентября

Гога: воспитанница детского дома



Гоар Манукян живет в специализированном детском доме в Харберде, где многие называют ее Гогой.  По словам Гоги, она родилась 23 марта 1979 г. Родители оставили девочку в детдоме сразу после рождения. Мать забеременела в несовершеннолетнем возрасте. В период беременности она всячески пыталась избавиться от ребенка – стягивала поясом живот, пила лекарства. В результате девочка родилась с врожденной карликовостью, есть проблемы с внутренними органами, одна нога короче другой на 9 см. До сих пор никто из родственников не пришел повидаться с Гоар. Об этом нам рассказал директор детского дома Арутюн Баласанян, который также спросил, почему мы хотим написать об истории Гоар, ведь это очень грустная история. 

Обычная история о необычной девушке

С Гоар я встретилась несколько месяцев назад, когда одна из моих знакомых побывала в детдоме с целью оказания помощи.  Гоар сразу обратила на себя внимание. Она стояла у ворот детдома и, казалось, ждала кого-то. Она была очень грустной. Одна из работниц, посмотрев на нее, покачала головой и сказала "Опять ждешь, Гоар?" Через некоторое время Гоар присоединилась к нам, поздоровалась. Она заметно хромала, иногда спотыкалась из-за слабого зрения. Мы сели напротив бассейна и начали беседовать. В Гоар было качество, которое сегодня недостает в нашем мире, - прямота. Она говорила то, что думает, независимо от того, это было смешно или грустно. 

"23 марта был мой день рождения. Ты бы видела, какую из меня сделали красавицу – волосы уложили феном, сделали маникюр. Я так похорошела.. А знаешь, почему?",- спросила Гоар и замолчала. Я тоже замолчала. Меня душили непривычные чувства. Потом она часто заморгала и, обратившись ко мне, сказала: "Потому что... Потому что я ждала, что на мой рождения придут мама и папа, что они хотя бы вспомнят о моем существовании. Но они не пришли. Опять не пришли. А раз так, то мне и торт не был нужен, и вообще не надо было фенить волосы, все равно меня никто не любит".  

Тень от виноградной лозы упала на лицо Гоар. Она сняла с волос заколку и, собрав передние волосы в пучок, заколола их. "Я так люблю машины. Давай сфотографируй меня рядом с машиной, пожалуйста",- с неожиданной живостью попросила Гоар. Сфотографировавшись, она уточнила, когда получит снимки, а потом сказала: "Танк ю, танк ю вери мач". Мы засмеялись. А Гоар, посмотрев на пришедшую с нами в детдом женщину, сказала: "Хочу прочитать стихотворение". Это были стихи Шираза о матери. Женщина, не выдержав, расплакалась: "Ты посмотри, мать она никогда не видела, но стихи читает о матери". 

Через несколько недель после этого мы с Гогой уже были друзьями. Иногда я заходила в детдом, чтобы повидаться с ней. В теплые дни Гогу можно было встретить у ворот. Наши беседы начинались и заканчивались с фразы "опять не пришли". 

"Грустный Новый год"

Перед Новым годом я решил повидаться с Гогой. Но на этот раз я не нашла ее у ворот. Попросила сторожа позвать ее. Через несколько минут дверь открылась и вышла Гога – в синей куртке, со своей постоянной прической. Одна из сотрудниц вышла за ней предупредить, чтобы была поосторожней, так как скользко. "Как ты, Гог?" Удивительно, она всегда радовалась. На лбу у Гоар была царапина. Сказала, что упала. Из-за плохого зрения она часто падала.

Поговорив немного с Гоар, я получила ответы на некоторые вопросы у директора. По его словам, они сказали Гоар, что не могут найти ее родителей. "У Гоар потрясающая память. Она всех работников знает по имени, отчеству и фамилии, знает, у кого сколько детей, у кого какие  проблемы",- рассказал директор. Рядом с его кабинетом нас ждала Гоар.

На втором этаже детдома она впервые стала рассказывать свою историю: "Я пришла сюда из детдома в Гюмри. Не помню, сколько лет мне было. Когда меня привели сюда, я не разговаривала. Сейчас я думаю, хоть бы мои родители пришли и забрали меня отсюда. В прошлом году мне казалось, что на мой день рождения они точно придут и заберут меня. Прождала у ворот, но они опять не пришли. Я хочу провести этот Новый год со своей семьей",- сказала Гоар, глядя мне прямо в глаза. "Было бы хорошо...",- растерянно ответила я. "Хорошо будет, если меня заберут домой",- буркнула она и продолжила: "Мою маму зовут Кнар, отца – Мгер, дедушек – Серож и Хачик. В бумагах все записано, только телефона нет, чтобы я позвонила и попросила придти. Наверное, ждут, чтобы я умерла, тогда и придут за мной". 

В коридорах был ажиотаж, на первом этаже наряжали елку. Гога, казалось, была безучастна к происходящему. Мы вместе спустились к елке. "Не хочешь повесить игрушку?" – спросила я. "Нет",- обиженно ответила Гога, но потом взяла игрушку и подошла к елке. Когда мы уже прощались, она сказала: "На этот Новый год мне очень хочется теплую куртку и теплый жилет, но не шерстяной, чтобы не кололся, и обязательно с карманами, чтобы можно было класть туда телефон. Да, еще хочу старый диск Шуфутинского".

Я улыбнулась, но в душе очень боялась, что на прощание она задаст все тот же вопрос – "придут?". Но вместо этого ее глаза была наполнены нескончаемой грустью, которая вобрала в себя все вопросы...  


Главная страница



Комментарии (1)
1. нелли22:18 - 31 января, 2017
Прочла статью, слезы стоят перед глазами!!!Не знаю с чего начать поиски, но мне кажется, что в этом детском доме должен был воспитываться мой брат, Габриелян Давид, ориентировочно 1964-65 г р , в семье говорилось, что он умер в пятилетнем возрасте, но есть основания полагать, что его отдали в детский дом, жили на тот момент в городе Арарат. Помогите мне, очень вас прошу!!!
Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив
Самое

Комментируемое

Популярное