Суббота, 22 сентября

“Здесь стремятся к легкой жизни”,- говорит о Ванке продавщица “Супердукяна”



С 49-летней Карине Габриелян мы встретились в селе Ванк, в известном среди туристов магазине “Гел”, или, точнее, в “супердукяне”. Магазин построил уроженец Ванка, предприниматель Левон Айрапетян, который потом подарил его своему родственнику Эдику Айрапетяну. Карине – жена Эдика. 

“Почему супердукян?” – спрашиваемы мы стоящую у прилавка Карине. Она пояснила, что в советские годы, когда между соседними народами были “братство и дружба”, азербайджанцы гнали скот на пастбище по дороге, которая проходила мимо нынешнего магназина. А местные жители раскладывали на обочине различные продукты, зная, что пастухи в них нуждаются и обязательно купят. Отсюда и появилось название “дукян”, что по-азербайджански означает магазин. По словам Карине, вначале, когда магазин находился на месте нынешнего банка, он назывался просто “дукян”, а когда его перевели на противоположный тротуар, то Левон Айрапетян дал ему название “супердукян”. Что касается другого названия – “Гел”, то это была кличка  владельца магазина Эдика Айрапетяна в годы Арцахской войны. “Фактически, это супермаркет”,- пошутили мы. В ответ Эдик сказал, что он делает акцент на “дукяне”, потому что маркет – это маркет, а дукян – это дукян.

К стеклянной витрине магазина прислонен огромный плакат с надписью на английском, русском и английском языках: “Магазин принадлежит ветерану Карабахской войны”. Карине говорит, что плакат установил родственник Левона Гургеновича в качестве рекламы для туристов, однако из-за плаката они задают больше вопросов, чем что-то покупают.  

Карине Габриелян родом из соседнего села Колатак. 19 лет назад она вышла замуж и переехала в Ванк, а последние четыре года работает в магазине. Сравнивая прошлую жизнь с нынешней, она говорит, что может показаться, что сейчас лучше, но на самом деле это не так. Жизнь меняется, но сказать, что в лучшую сторону, нельзя, считает наша собеседница.

“Война исказила мышление людей. В свое время они жили за счет своего труда, а во время войны столько гуманитарной помощи получили, что решили, будто можно ничего не делать и при этом не голодать. Молодежь не отрывается от телевизоров. Я сама с трудом посылаю детей работать на огороде. Они мне говорят: в нашем классе никто на огороде не работает, почему мы должны работать”,- жалуется Карине, у которой четверо детей: один студент и трое школьников.

По ее словам, основным занятием крестьян является животноводство, много крупного рогатого скота, а земледелием люди занимаются лишь на своих приусадебных участках, поскольку село окружено в основном лесами. “У нас есть газ, телефон, интернет, банк. Есть районная больница, две гостиницы, школа искусств, детский сад”,- с улыбкой перечисляет женщина. На вопрос: чего не хватает? – она отвечает: “Работы”. “Но ведь основным занятием крестьян должно быть земледелие и животноводство”,- возразили мы. “Вот и я об этом говорю, но здесь стремятся к легкой жизни. С другой стороны где людям реализовать продукцию. Левон Гургенович построил рынок, но никто не захотел днями там стоять”,- сказала Карине. 

  

Владельцы магазина не ездят в город за товаром, потому что есть поставщики. Но при этом покупателей почти нет, потому что магазин оторван от основной части села. “Супердукяном” пользуются лишь 3-4 семьи. Мы заметили, что магазин расположен на дороге, ведущей к Гандзасарскому монастырю, по соседству с гостиницей, зоопарком и банком, а значит должно быть много туристов. “Туристы бывают здесь лишь три месяца, после этого они уже не приезжают,- ответила наша собеседница. – Раньше торговля шла лучше. Богатых было много, а теперь средний слой считает копейки. Туристы приезжают, фотографируют и уезжают”.

Спрашиваю Карине, есть ли у нее список лиц, покупающих в кредит. Она смеется: а у кого его нет. Малочисленность товаров объясняет отсутствием покупателей. Говорит, что больше всего покупают воду, пиво, соки и сигареты. 

По соседству с магазином, рядом с зоопарком, находится основанный Левоном Айрапетяном деревообрабатывающий комбинат “АТА Ванк Лес”, но там сейчас не слышен звук работающих пил. Карине говорит, что комбинат работал, когда в лесу проводились санитарные вырубки и была древесина. Из нее изготавливали паркет, который продавали. Теперь комбинат работает только тогда, когда кто-то привозит собственную древесину и оформляет заказ. 

Постороннему человеку может показаться, что после ареста Левона Айрапетяна Ванк утратил прежний облик, нет прежней активности, чувствуется некое состояние ожидания. Мы поинтересовались у Карине, почему арестовали Левона Айрапетяна. Она пожала плечами: откуда мне знать, мы можем только предполагать. И хотя наша собеседница отметила, что это очень обрадовало азербайджанцев, “поскольку Айрапетян был единственным человеком, который столько сделал для нас”, тем не менее она добавила, что его арест, возможно, преследовал цель выйти на других бизнесменов.  


Главная страница



Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив