Понедельник, 24 сентября

“Молчание глаз моей бабушки”: художник раскрывает тайну выставки



“Молчание глаз моей бабушки” – так называется новый проект художника Саака Погосяна. Координатором  проекта является критик  искусства Назарет Кароян. Выставка открылась 13 марта в Центре искусств “Гафесчян”.

Бабушкины серьги

При входе в зал сразу бросаешь взгляд на противоположную стену, на которой можно увидеть вдавленную в кусок смолы пару бюризовых серег. Они напоминают глаза, с которыми невольно вступаешь в диалог.

По обе стороны от серег висят покрытые парафином кусочки цветастого одеяла. Парафин создает иллюзию дымки. Его толстый слой напоминает стекло, за которым находится пространство, именуемое прошлым. Тишина порой переходит в печаль, а за печалью – окаменевший толстый кусок смолы. Здесь каждая деталь имеет свою тонкую символику. Источником лучей являются опять-таки глаза – глаза тех, кто пережил Геноцид.  

Художник раскрывает тайну проекта

Над этим проектом Саак Погосян работал 2 года. Его конечной целью была не 100-летняя годовщина Геноцида, эти события просто закономерно совпали. Ему хотелось посредством выставки рассказать о молчании, причем таким языком, который позволил бы по-новому представить трагедию, боль… 

Представленные в проекте 10 изображений, одна скульптура и одна фотография образуют треугольник. На фотографии изображены отец художника и сестра отца до 1915 г.  На одном из одеял можно увидеть армянскую букву “Э”, символизирующую сущность (в переводе на армянский слово “сущность” – “эутюн”), а серьги принадлежали бабушке по отцу. Это был подарок ее мужа, который она, несмотря на скитания, смогла привезти с собой в Армению. “Я создал треугольник, находясь внутри которого зритель постоянно пребывает в движении. Непрерывное пространство сущности и жизни напоминает треугольник, то есть жизнь и отдельные истории каждого из нас”,- поясняет Саак.   

Он является носителем и наследником этой трагедии. Обе его бабушки и дед с материнской стороны были очевидцами этого преступления. Они никогда не рассказывали о том, что видели и что пережили, но своим молчанием они, особенно мать отца, постоянно выражали свои чувства. Саака и его старшего брата вырастила бабушка, к которой они были очень привязаны. Бабушка по отцу была из Аданы и говарила по-турецки. Бабушка по матери была из Муша, дед – из Карса. Первая бабушка рассказывала не о резне (хотя ее отец, дяди, родственники были убиты), а об Адане, о том, что это было настоящее райское место, где даже из брошенной на землю золотой монетки вырастало золотое дерево.

Саак Погосян вспоминает, что у них в доме был большой сундук, в котором бабушка хранила свои “сокровища”.Из Аданы она привезла сшитое вручную одеяло, которое, однако, с годами обветшало. Помимо вещей в сундуке бабушка хранила у себя на груди подарок мужа – завернутые в платок бирюзовые серьги. Их она никогда не носила. “Когда бабушка умерла, мы решили, что эти серьги никому не достанутся, тем более, что наследницы в семье не было. А поскольку серьги бабушка всегда хранила на теле, мы решили похоронить их вместе с ней. От серег осталось лишь воспоминание, которое и стало одной из сторон этого треугольника”,- говорит художник. 

Использование в экспонатах выставки парафина и смолы тоже не случайно. По словам Саака Погосяна, это нефтепродукты, а нефть имеет непосредственное отношение к политическим и экономическим аспектам Геноцида армян. “Когда в Ираке нашли нефтяные скважины, а мир стоял перед проблемой индустриализации, первое, что решили сделать империалистические круги, это поставлять нефть из Баку и Ирака. Решили проложить железную дорогу Багдад-Берлин, которая, к несчастью, должна была проходить через армянские территории, и наш этнос вместо того, чтобы воспользоваться предоставленной возможностью, стал жертвой этой большой цели и идеи. То есть было решено освободить эти территории для строительства железной дороги. В действительности история постоянно повторяется”,- отметил С.Погосян, рассказывая о доставленном из Аданы в Ереван сундуке сокровищ своего детства.   

Сундук

Художник вспоминает, что для него и его брата этот сундук был местом самым интересных открытий, их “островом сокровищ”. В сундуке хранились рукописи, старинное евангелие, альбомы с изображением миниатюр. “К сожалению, через много лет помещение залило, вещи пострадали. Остались лишь два предмета, которые я сейчас берегу как реликвии. Это зажигалка моего деда, которой больше ста лет, и “камень от страха”,- сказал Саак Погосян. Тогда наличие зажигалки означало, что его владелец занимает привилегированное положение. Однако самым большим сокровищем художник считает камень.    

Камень “от страха” бабушки Овсан

Саак Погосян кладет на стол зажигалку и завернутый в платок камень. Эту историю он рассказал в Центре искусств “Гафесчян”, в рамках программы “Карта воспоминаний”. Когда Саак впервые увидел камень, тот был размером с яйцо, с годами камень уменьшился. Бабушка клала на ночь камень в воду, а утром давала ее выпить людям, пережившим страх. Потом они говорили, что страх как рукой сняло.

Ткань, в которую заворачивается камень, его детская рубашка. Когда отец строил дом, Саак любило тащить у мастеров гвозди. Один из гвоздей мальчик засунул в электрическую розетку. “Помню, перед моими глазами все стало невероятно ярким, а потом я уже ничего не помнил. На мне была эта рубашка. Моя тетя взяла ее в церковь, чтобы над ней прочитали молитву, так как я не подавал признаков жизни. Меня продержали 24 часа, думая, что я, возможно, не умер. Через 24 часа я проснулся. Мама говорила, что после этого я начал рисовать”,- вспоминает художник.   

“Человеку для жизни нужны две вещи…”

Избавляющий от страха камень деду Саака дали в каменоломне Аданы. На протяжении веков дождевая вода, просачиваясь в месторождение камня, собиралась в полостях между слоями лавы. “Когда месторождение открывают, в одном из миллиона случаев могут сразу попасть в полость, где имеется желеобразная масса, которая образуется от собиравшейся на протяжении тысячелетий воды. За 24 часа это масса застывает, превращаясь в камень. По легенде это и есть душа камня, которая обладает целебной силой”,- рассказал художник. Этим камнем его бабушка лечила людей даже в пустыне Дер-Зор. 

“Я тоже пил настоенную на этом камне воду, почувствовал его силу. Но потом я понял, что от страхов нас избавляет внутренняя вера. Человеку для жизни нужны две вещи – вера и теплота”,- сказал в заключение Саак Погосян. 

Фото Нарека Алексаняна


Главная страница



Комментарии (1)
1. Գայանե Դավթյան21:54 - 26 марта, 2015
Իրապես բացառիկ ցուցադրություն էր, հրաշալի միտք․․․ !
Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив