Среда, 24 мая

Карабахский конфликт: петля затягивается. Почему спешат посредники?



Американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Джеймс Уорлик подтвердил: предпринимается попытка в рамках урегулирования карабахской проблемы организовать в ближайшее время очередную встречу президентов Армении и Азербайджана. Однако сроки встречи пока не уточнены. Ранее руководитель парламентской фракции Республиканской партии Армении Ваграм Багдасарян отметил, что следующая встреча президентов предусмотрена в августе.  

После встречи в Санкт-Петербурге министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эро на встрече 29 июня со своим российским коллегой Сергеем Лавровым заявил, что Париж готов предоставить площадку для новых переговоров по урегулированию проблемы Нагорного Карабаха. Это прозвучавшее в Париже второе официальное предложение, которое дает основание утверждать, что с согласия Вашингтона и Москвы следующая встреча президентов состоится, пожалуй, в Париже и станет логическим продолжением встреч в Вене и Санкт-Петербурге.  

Инициатива Парижа преследует две цели. Во-первых, перехватить у России эстафету “модератора” встреч и не позволить, чтобы Москва направила процесс в неконтролируемое и непредсказуемое для остальных стран Минской группы русло.   

Подобные подозрения возникли после встречи в Вене, когда Москва выступила не только с инициативой сепаратной встречи в Санкт-Петербурге, но и выдвинула собственную повестку, которая значительно отличалась от венской.

Во-вторых, в подписанном по результатам санкт-петербургской встречи совместном трехстороннем заявлении президентов Армении, Азербайджана и России были сделаны два тревожных для остальных сопредседателей МГ акцента. Первый акцент: в заявлении в качестве Венской договоренности указывалось лишь увеличение числа международных наблюдателей в зоне конфликта и не затрагивался вопрос размещения технических средств для фиксирования инцидентов.   

Между тем, последнему вопросу в контексте Венских соглашений придается особое значение. Второй акцент: из заявления следовало, что президенты Армении и Азербайджана дали согласие на проведение регулярных встреч в трехстороннем формате, но не под эгидой Минской группы ОБСЕ, а всего лишь “в дополнение” к ее работе. Это явный намек на то, что Россия стремится всего лишь превратить формат тройного сопредседательства МГ в придаток управляемого ею переговорного процесса. И вот, Франция, инициировав новую встречу сразу после встречи в Санкт-Петербурге, пытается сорвать эти намерения и заставить Москву вернуть процесс в контекст МГ.

На первый взгляд может показаться, что эта инициатива Парижа вытекает из интересов армянской стороны, поскольку предупреждается перспектива принятия под воздействием одностороннего давления Москвы, мягко говоря, нежелательных решений. В действительности может случиться прямо противоположное.  

Прежде всего с повестки снимаются вопросы ответственности Баку за нарушение подписанных в 1994 и 1995 гг. соглашений о перемирии, установленного этими договорами статус-кво и недопущения возобновления новой войны. Перед встречей в Вене Ереван выдвинул в этом направления три требования-предусловия, дав понять, что без их выполнения не вступит в переговоры по урегулированию проблемы НК.

В Вене армянской дипломатии, казалось, удалось добиться взаимопонимания с международной общественностью как вокруг этих условий, так и вокруг механизмов их выполнения.

Однако спустя всего месяц Ереван, не получив даже теоретических гарантий выполнения этих условий, вступил в обсуждение в Санкт-Петербурге вопроса урегулирования нагорно-карабахского конфликта, тем самым фактически нейтрализовав достигнутый в Вене кажущийся успех. Ереван показал, что не имеет достаточной воли добиться выдвинутых им же предусловий, следовательно их можно обойти, а потом и окончательно снять с повестки.     

После Венской встречи прошло полтора месяца, однако в направлении расширения так называемой согласованной мониторинговой команды представителя Действующего председателя ОБСЕ не сделано ни одного шага. Сегодня уже никто не говорит о внедрении механизмов фиксирования инцидентов. Если встреча в Париже тоже пройдет в этих условиях, то нет никаких сомнений в том, что основным предметом обсуждения будет урегулирование конфликта по Казанским принципам.   

В подобной ситуации проведение новой встречи в Париже будет означать конец “принципиальности” Армении в вопросе предусловий, которая проявлялась всего месяц. Вашингтон, Москву и Париж интересует не внедрение механизмов предупреждения войны, а скорейшее урегулирование конфликта, независимо от того, какая из сторон пойдет на уступки. 

На данном этапе все стороны пытаются убедить в том, что сохраняющееся в настоящее время относительное спокойствие на границе – это не только огромная жертва и уступка со стороны Баку, так называемый “крупный вклад” в процесс урегулирования конфлкта, но и самая важная гарантия продолжения переговоров. Постепенно делается попытка предпонести сохранение Азербайджаном режима прекращения огня как выполнение выдвинутых армянской стороной “предусловий”.   

Действует элементарная логика: если Азербайджан не идет на провокации, сохраняет перемирие, то нет объективной необходимости в дополнительных мероприятиях и внедрении механизмов. Следовательно, все предпосылки для продолжения переговоров в условиях мира, которого ожидала армянская сторона, обеспечены. Умышленно игнорируется тот факт, что сейчас Азербайджан сохраняет перемирие не на основе взятых им дополнительных обязательств, а только лишь по собственному желанию и может нарушить его в любой момент.   

Однако основная проблема состоит в том, что против этой “уступки” Баку посредники ожидают уступок и от Еревана. Но в отличие от “уступок” Азербайджана, которые делаются в вопросе создания условий для продолжения переговоров, от Армении уступки ожидаются в вопросе урегулирования конфликта. Для этого  посредникам не надо выдвигать Еревану никаких дополнительных требований – они в полной мере отражены в тех принципах урегулирования, которые лежат на столе переговоров. Через десять дней после апрельской войны министр иностранных дел РА Эдвард Налбандян заявил, что единственным рабочим документом, который находится на столе переговоров, является Казанский документ, который, как сказал глава армянского МИД, приемлем для Армении.   

Позже Серж Саргсян в интервью агентству “Блумберг” подтвердил, что Казанский документ предусматривает не только сдачу территорий, но и предоставление Нагорному Карабаху вечного промежуточного статуса. Так что посредники ожидают получить от армянской стороны гарантии того, что она пойдет на такое решение. Не исключено, что в Париже будет предпринята попытка подтолкнуть Ереван к такой уступке. И если Ереван вновь потребует выполнения выдвинутых предусловий, чтобы хотя бы выиграть время для подготовки к войне, то Париж может создать возможность для корректировки недочетов Санкт-Петербургской встречи.  

Однако Ереван надеется на то, что идущий на ужесточение позиции Азербайджан будет продолжать отклонять предложения, выдвинутые на основе Мадридских прнинципов, как это было сделано в 2011 г. в Казани, тем самым избавив Армению от нежелательных для нее процессов. Однако подобная тактика – настоящая ловушка, потому что если в какой-то момент Баку избавится от иллюзии решения вопроса в свою пользу военным путем и решит руководствоваться принципом выхода из процесса с минимальными для себя потерями, он может дать согласие на этот вариант. А в этом случае у властей Армении не будет ни одного выигрышного дипломатического шага к тому, чтобы вырваться из такой ловушки. В этом смысле интенсивная организация встреч напоминает больше затягивание петли на шее Еревана и постепенную адаптации к этому армянского общества.    

Фото: president.am


Главная страница



Комментарии (5)
1. հայ08:41 - 7 июля, 2016
ՀՀ պետք է ներկայանա Փարիզյան հանդիպմանը, միանգամայն պարզ ու հասկանալ բոլորի համար, առաջարկությունով։ Դա կայանում է հետևյալում՝ Արցախը հանդիսանում է իր բնակիչների հայրենիքն ու հազարամյակների բնօրրանը, այն չի կարող լինել որևէ պետության կամ սուբյեկտի սեփականությունը, բացի Արցախահայերից։ ՀՀ և ԼՂՀ պատրաստ են բանակցելու Ադրբեջանի սանձազերձած պատերազմի արդյունքում ազատագրված ԼՂՀ անվտանգության գոտի հանդիսացող վիճելի տարածքների շուրջ, միմիայն ԼՂՀ անկախ կարգավիճակի միջազգային ճանաչումից հետո։ Անորոշ օրակարգով, անսկզբունքային հայտարարություններով և հետագայում դրանցից հրաժարվելով, միայն ավելի է ծանրացվում առանց այդ էլ ծանր խնդիրը։
2. Գևորգ09:59 - 7 июля, 2016
Ինչքան էլ սեղմել մեկ է մեծ բան չի փոխվելու, քանի որ ընդհանուր մոտեցում չկա: ՀՀ - ն պիտի անուղղակիորեն մի նոր գաղափար ,,ծլնգացնի,, - այն է` ,,եթե իրոք երկարատեւ խաղաղություն ենք ուզում, ապա ամենագործուն միջոցը զենքի բալանս հաստատելն է, , Սա պիտի որ կպչի, դատելով մեծերի տրամադրություններից:
3. Վարազ Սյունի (Ամստերդամ)21:29 - 8 июля, 2016
Բանակցությունների ա՛յս ձևաչափը տանում է դեպի «հողերի վերադարձ՝ կարգավիճակի դիմաց»-ին: Իբր սա ո՞վ չգիտի: Եթե սա չեք ուզում,ուրեմն ԼՂՀ-ի դե յուրե ճանաչում: Որտե՞ղ մնաց «ՀՀ-ԼՂՀ ռազմական փոխօգնության» պայմանագիրը:
4. НОРИК08:56 - 7 августа, 2016
Мирные решение обозначает ТИХО ВЕРНУТЬ РОДНЫЕ ЗЕМЛИ. НО ЭТО НЕ РЕШЕНИЯ. Кому
5. Marine13:09 - 7 августа, 2016
Իսկ ուր է Ղարաբաղի ժողովուրդը: Ղեկավարության մասին չեմ ասում,այլ իրենց ղարաբաղցի համարող իսկական ղարաբաղցիները,թե արդեն ուշացել եմ,եվ չկան այդպիսիք այլեվս;
Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив