Четверг, 20 сентября

“Я больше не хочу, чтобы в моей группе танцевали парни…” – хореограф погибшего сержанта Норика Гаспаряна


Писать статьи о погибших ребятах нелегко. Формулировать мысли без эмоций невозможно даже тогда, когда просто называешь дату и место – в указанных цифрах и местностях умещается биографиях этих парней. 

Вместе с хореографом Эриком Кочаряном заходим в здание культурного центра в городе Капане. Открываем дверь в репетиционную комнату – и в глаза сразу бросается стоящая в шкафу фотография Норо, Норика Гаспаряна (1996-2016 гг.). На его лице мягкая улыбка. Эрик садится возле шкафа, в котором рядом со снимком Норо стоят призы группы “Танцевальные звезды” – почетные грамоты и маленькая фигурка змеи. Перед тем, как отправиться в армию, Норо попросил поставить змею в шкаф. Сказал, что с ее помощью будет знать в армии, чем занимаются его друзья. На стене висит большой плакат “Танцевальных звезд”, на котором есть и Норо. Друзья рассказали, что тогда в группе было трое ребят.

Я понимаю, что разговор будет трудным. Эрик часто отводит взгляд. Он до сих пор не может смириться с той вестью, которую получил в ночь со 2 на 3 апреля. Говорит, что Норо и сейчас с ними, что его невозможно забыть…   

“Танцующая звезда” Капана

В 2007 г. Эрик набирал танцоров для своей группы. Первым на его объявление откликнулся Норо. Эрик помнит, как он с отцом пришел в студию. Отец сказал, что не хочет, чтобы сын стал танцором, но Норо очень любил танцевать и поступил в студию “Танцевальные звезды”. Через 5 лет Норо уже сам занимался с детьми. 

Друзья рассказывают, что он никогда не спорил с ними, наоборот, пытался уладить все разногласия, которые возникали в группе. Говорят, там где был Норо, там была радость. 

По словам Эрика, ребята просто приходили потанцевать, а Норо пускал здесь корни. Когда хореограф отсутствовал из репетиционной комнаты, новой постановкой занимался Норо. Он на каждом мероприятии удивлял Эрика новым сюрпризом.  

Норо очень любил современные танцы, он даже народным танцам умудрялся придавать современное дыхание.  

“За свою короткую жизнь он многое успел сделать”,- говорит Эрик. Норо был единственным в группе, кто называл его “Коч”. Когда во время нашей беседы к Эрику так обратилась Тереза, он сразу отреагировал: “Так меня  называл только Норо…”

Перед тем, как пойти в армию, Норо купил для танцевального зала стол и стул, сказал, что воспользуется ими, когда вернется. “Сейчас вместо него мы используем…” – отметил Эрик. 

“За свою короткую жизнь он многое успел сделать”,- говорит Эрик. Норо был единственным в группе, кто называл его “Коч”. Когда во время нашей беседы к Эрику так обратилась Тереза, он сразу отреагировал: “Так меня  называл только Норо…”

Перед тем, как пойти в армию, Норо купил для танцевального зала стол и стул, сказал, что воспользуется ими, когда вернется. “Сейчас вместо него мы используем…” – отметил Эрик.

Неосуществленные мечты

До службы в армии Норо поступил на отделение танцев Государственного педагогического университета им.Х.Абовяна. Друзьям и художественному руководителю он сказал, что когда вернется из армии, то обязательно продолжит заниматься танцами. 

“Я решил, что после возвращения Норо передам группу ему, но…”  Эрик не докончил фразу, продолжив мысль взглядом. А чуть позже он добавил, что больше не будет брать в группу ребят.  

“Я больше не хочу, чтобы в моей группе танцевали парни. Пусть лучше будут девушки, пусть они выходят замуж, но только не парни, которые уйдут в армию и сделают меня несчастным…” – сказал Эрик.

Друзья вспомнили, как на каждый Новый год приходили домой к своему художественному руководителю. На этот Новый год Норо позвонил и сказал: без меня идете в последний раз. “Так и получилось…” – сказал Эрик.   

Когда хочется верить в сказки

Норо был призван на службу в 2014-ом, служил в танковом батальоне, был сержантом. Связь с друзьями поддерживал постоянно. Эрик жалеет, что мало разговаривал с Норо, зато этот пробел восполняла его жена. Для их семьи Норо был родным человеком. “Он мне говорил: “Коч, я знаю, что у тебя нет времени, но хотя бы иногда звони мне”,- вспоминает Эрик.  

По словам друзей, служба в армии очень изменила Норо. До этого ему не хотелось служить, но уже в армии он начал говорить, что готов служить годами.  

Когда пришла весть о гибели Норо, друзья не хотели в это верить. Кто-то сказал, что он в больнице, кто-то уверял, что Норо здоров… Сейчас они расценивают эти разговоры как сказки, в которые очень хотелось верить….

В студии на неделю отменили занятия. По утрам Эрик приходил сюда,  но ничем заниматься не мог. Все это время в комнате горели свечи в память о Норо…  

“Я и сейчас не хочу думать, что его нет. Он всегда есть… Когда открываю дверь в эту комнату, то сразу вижу его…” – тихо говорит Эрик. 

В ходе нашей беседы пришел Карен, бывший член группы, который недавно демобилизовался из армии. Эрик сказал, что после гибели Норо он каждый день звонил Карену, пока тот не закончил службу.

Карен молча слушал наш разговор. Когда же он вышел из комнаты,  Эрик рассказал, что во время апрельской войны Карен потерял четырех друзей. 

Каждый месяц второго числа друзья приходят к мемориалу в Капане, возлагают цветы, разговаривают с Норо и возращаются обратно. Для них ритм город уже не тот, что раньше, так все чувствуют отсутствие Норо.    

Международный совет танца посмертно присвоил Норику Гаспаряну звание почетного танцора. По словам Эрика, с Норо было связано много надежд, но… Он опять не смог докончить фразу…  

Фото автора и из архива Э.Кочаряна 


Главная страница


Смотрите также

еще новости

Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.