Пятница, 21 сентября

Армянское село в Самцхе-Джавахке спустя 10 лет после строительства нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан


Когда начиналось строительство нефтепровода, который должен был соединить через Тбилиси Баку с турецким портом Джейхан, и стало известно, что нефтепровод пройдет по территории села Молит в Самцхе-Джавахке, местные жители обрадовались. Почти двухкилометровый участок трубопровода, протяженность которого составляла 1768 км и который соединял Каспийское и Средиземное моря, должен был протий через админстративную территорию Молита. За это местным жителям пообещали компенсацию.

Молитцы решили, что, независимо от того, по чьей земле пройдет нефтепровод, сумма будет поровну поделена между семьями. Так и сделали. Каждая семья в Молите получила 14000 лари (по сегодняшнему курсу около 6000 долларов).

В 2004-2005 гг. строительству нефтепровода внесло оживление в жизнь села. Молитцы почувствовали свою важность, поняли, что они находятся центре внимания. По завершении строительства с целью охраны трубопровода в различные периоды для местных было создано от 20 до 40 трабочих мест. Дороги в селе не заасфальтировали, но посыпали песком.

В Молите, расположенном на высоте 2050 км над уровнем моря, населения не очень много. По данным переписи 2002 г. в селе проживают 273 человека – около 54 семей. Сейчас осталось 45, так как 9 семей, получив компенсацию за нефтепровод, уехали из- села.

Самой большой пользой от строительства нефтепровода стало благоустройство местной школы. Однако сегодня в 9-летней школе учатся всего 36 учеников. В этом году в первый класс пойдут трое детей, а 3-го и 5-го классов вообще нет.

Выпускница филологического факультета Ереванского государственного университета Кнар Арутюнян преподает в молитской школе английский. Говорит, что у них два дипломированных учителя – преподаватели армянского языка и литературы и математики. Остальные всего лишь имеют определенные знания в конкретной сфере или являются выпускниками частных вузов Ахалкалака. Кнар Арутюнян вспоминает, что когда она была школьницей, в этой школе училось 100 детей.

После запуска нефтепровода прошло 10 лет. Жизнь в Молите снова идет на спад. Рабочие места сократились, охрану нефтепровода доверили силовым структурам.

Сейчас для того, чтобы добраться до села, нужен специальный транспорт, так как с годами дожди смыли весь песок. Село расположено в 64 километрах от райцентра Боржоми. 30-километровая дорога после Бакуриани полностью разрушена. От Ахалкалака ближе, однако таксисты отказываются ехать в Молит. После третьей попытки уговорить их повезти меня в это село ответственность за мою доставку по развороченной горной дороге взяли на себя мои родственники. 

В Молите уже начался сенокос. После 8 месяцев суровой зимы наступают два относительно мягких месяца, а затем 2 месяца палящей летней жары. Для того, чтобы не обгореть на августовском солнце, женщины надели на себя маски спецназовцев. Открытыми остались только глаза. Некоторые спасаются от солнца при помощи широкополых шляп наподобие мексиканских сомбреро.

В селе никого нет. 66-летний Шота Маркарян сидит на большом камне, прислонившись к стене дома. Из четырех сел Боржомского района – Табацхура, Молита, Чхаролы и Баланты (в последнем селе проживают только грузины. – Авт.) – не газифицирован только Молит, говорит Шота. На днях к ним приехал выдвинутый кандидатом в депутаты от этого села Тариел Лондаридзе, который пообещал провести газ и отремонтировать дорогу. “Все приезжавшие обещали, что у нас всё будет. Даже префект дал такое обещание. Сказал и уехал”,- добавил наш собеседник.

Его дополнил односельчанин: “В нашем селе нет ни дороги, ни людей. Хозяина нет. Вот если он построит дорогу, тогда проголосуем за него”.

Жители Молита занимаются животноводством. Пахотных земель у них нет. Выращивают в основном картофель, часть которого не могут поливать. На остальных землях косят сено для скота. Несколько семей получают доход от озера Табацхур. Молит расположен в четырех километрах от села Табацхур. Кроме табацхурцев озером пользовались и жители Молита.

История этого озера знакома читателям Hetq.am. Депутат Национального Собрания Армении Вардан Айвазян арендовал Табацхур, после чего жителям двух сел запретили ловить здесь рыбу. Сейчас озеро не охраняется, но не потому, что Вардан Айвазян разрешил местным жителям вновь заниматься рыболовоством, а потому, что рыбы в озере уже не осталось.

“Раки сожрали рыбу”,- сказал работавший на стоге сена Рубик Арутюнян. Он тоже занимается рыболовством и видел в своей сети, как рак съел рыбу, оставив от нее только кости.

Мы спускаемся к озеру. Выстиранная в озере местной жительницей белая шерсть переливается на солнце как снег. Это Рузанна Микоян. Каждый год женщина стирает в озере шерсть, отчего она становится белоснежной. В ходе беседы выяснилось, что Рузанна пришла в Молит невесткой, сама она родом из соседнего села Чхарола, где жить легче, чем здесь.

На берегу озера трое ребятишек, скинув с себя одежду, побежали к воде. Мальчишкам по 7-8 лет, но они уже привыкли купаться в озере. Их не интересует, кто и на каких условиях арендовал его. “Ну и что, это наше озеро”,- сказали маленькие пловцы в ответ на разговоры о его аренде.


Главная страница


Смотрите также

    еще новости

    Комментарии (1)
    1. Վաչե05:23 - 16 августа, 2016
    Ապրես Քրիստինե ջան, ընթերցելով քո ռեալիստական, թախիծով լի, սակայն լավատեսական նոտայով ավարտվող հոդվածը, նայելով հրաշալի լուսանկարները՝ մտովի տեղափոխվեցի երիտասարդ տարիներս։ Բանը նրանում է, որ ես Ջավախքեցի լինելուց բացի անմոռանալի հուշերով կապված եմ Մոլիթ գյուղի և Տաբացղուր լճի հետ ։ Այնտեղ են ապրել, այժմյ էլ ապրում են իմ հարազատները։ Հույսով եմ, որ իմ հասակը, տարածությունը և ժամանակը ինձ թույլ կտան մեկ անգամ ևս լինել այդ չքնաղ երկրում։
    Написать комментарий
    Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.