Четверг, 25 мая

Обосновавшаяся в Лори семья Булгадарянов решила вернуться в Арцах



Гаяне Саркисян

Проживающую в Ягдане 30-летнюю Анну мы встретили во дворе: находящаяся на пятом месяце беременности женщина тащила ведра с водой. А дома дети, собравшись вокруг дровяной печки, молча играли.

“Дрова купили в кредит…” – пояснила Анна.  

Семья из Талыша переехала в Армению в первые дни апрельской войны. Анна вместе с пятью детьми обосновалась в Масисе. Муж отправился добровольцем на боевыепозиции, поэтому присоединился к семье позже.

“На позициях я остался 16 дней, потом приехал повидаться с семьей и вернулся обратно. Побывал в Талыше. В то время там ничего не было, дома были разграблены”,- рассказал Саркис.  

Семья уехала в Армению, забрав с собой лишь самое необходимое. После того, как семья обосновалась в Ягдане, государственные и международные структуры оказали им помощь продовольствием, одеждой, другими вещами.

Единственным надежным источником дохода оставалась зарплата Саркиса – 40 тысяч драмов, которые он получал работая сторожем на Ягданской ГЭС.

После 6-месячного проживания в Армении Булгадаряны решили вернуться в Арцах.

“Мы здесь никого не знаем, работы нет, дом не наш. Когда-нибудь хозяева приедут и захотят жить у себя. Куда в таком случае нам ехать? – говорит Анна. – У нас не один и не два ребенка – шестой скоро родится. Как мне содержать своих детей? Дочки растут, спрашивают, почему другие дети хорошо одеваются, а мы  - нет. Мы взяли кредит, но с трудом выплачиваем проценты и опять остаемся голодными. Дрова купили в кредит, который не можем погасить…”   

Дети очень хотят вернуться в Арцах, но в то же время боятся.

“Мы уже второй раз бежим от взрывов. Впервые это произошло два года назад. Тогда моему младшему было чуть больше месяца. Второй раз бежали в апреле. Дети говорят: не хотим ехать в Талыш, там стреляют, да и Талыш уже не наш..” – рассказала Анна.   

“Как и любые родители, мы тоже испытываем страх за безопасность наших детей … Здесь мы в безопасности, но вместе с тем в постоянном напряжении, так как ничего нашего здесь нет. Извините, но мы в положении бомжей…” – добавил Саркис.

 

До принятия окончательного решения он несколько раз ездил в Арцах, побывал в Талыше, поднялся на кладбище, где похоронены родственники, зажег свечу в родной церкви.

“Трудно передать словами, на что я иду. Я тоскую. Тоскую по тому пути, который прошел, по прожитой жизни, по друзьям, по нашей церкви…” – попытался передать свои переживания Саркис.

Во время последней поездки в Талыш он понял: желание вернуться в родное село пока неосуществимо.

“Село, как всегда подвергается обстрелу. Стреляют в основном по позициям, но жить там нельзя. Нам бы хотелось вернуться в Талыш, но пока это невозможно, - сказал наш собеседник. – Если позиции будут перенесены на прежнее место, если будет подписан договор о мире, то мы поедем. Там могилы наших дедов, там родились мои дети, там мой дом, посаженные мной деревья…. Всё там…”

Поскольку возвращаться в Талыш пока невозможно, Булгадаряны решили принять предложение старосты Дрмбона временно поселиться в этом селе. Саркис согласился, но с одним условием: “Я сказал, что не могу долго оставаться в Дрмбоне. Как только в Алашане закончат благоустройство домов, я перееду туда. Все талышцы там. Уже 30 семей переехали в Алашан, еще двадцать собираются переехать”.


Главная страница



Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив