Понедельник, 24 июля

Виктор Юкечев. “Путин стабильность понимает очень по-своему, как силовик”



Виктор Юкечев – российский журналист, медиатренер. Живет и работает в Новосибирске. Он является директором Института развития прессы-Сибирь и руководителем правозащитной социальной сети «Так-так-так».

С 6-ого по 8-ое декабря Юкечев находился в Армении, где принимал участие в журналистской конференции “Твапатум”. Он был одним из приглашенных экспертов. После конференции мы побеседовали с ним.

- Еще в 19-м веке в Томске издавалась “Сибирская газета” (1881-1887). В Томске был создан первый Императорский государственный университет за Уралом, но одним из условий деятельности университета была ликвидация “Сибирской газеты” с такой формулировкой – «дaбы она не влияла дурно на неокрепшие студенческие умы”. Потомучто редакция газеты действительно была свободомыслящей и непредсказуемой. В России боялись непредсказуемости больше всего.

Горбачевский период гласности был самым счастливым для российской прессы. Тогда Горбачев понимал, что никакой перестройки, никакой демократизации без свободных каналов информации быть не может. Пришел Путин, которому Ельцин поручил создать стабильность в обществе.

Оказывается, он, Путин, кроме стабильности ничего не может, и стабильность понимает очень даже специфически, по-своему, как все представители силовых структур. Если кто-то об этом (о какой-то проблеме) не говорит по телевизору и не пишет, значит, этого нет.

В последние 15 лет сложилась ужасная ситуация с контролируемой прессой. Пресса стала лучшим инструментом в руках правящей партии. Не меньше 80 процентов людей получает информацию из телевизора. Им рассказывают, что Россия сейчас во вражеском окружении, что нам нужно сплотиться.

Зомбирование происходит таким образом, что все против нас, и даже люди ведь не понимают, что не может быть со стороны тех же США целенаправленной согласованной пропаганды. Там нет такого центра пропаганды. И Путин часто повторяет на всех уровнях – “не мы первыми начали”: кампанию в Грузии не мы первыми начали, и кампанию в Украине тоже не мы первыми начали, мы просто защищаем своих и там, и там. Так ведут страну в тупик, и нам будет потом хуже.

- В глазах российских властей получение грантов – это почти что измена родине. Кто финансово поддерживает правозащитную сеть “Так-так-так” или “ИРП Сибирь”?

-  У нас никакой постоянной институциональной поддержки нет. Мы от конкурса к конкурсу ищем фонды для организации. И так наша жизнь последние 8 лет. У нас был один президентский грант, но это еще до того, как нас записали в реестр агентов. Потом 3 раза пытались, ничего не получилось.

То есть от государства только одно вредительство. Государство помогает областной прессе, которая ничего особенно не пишет. Как в советские времена: областная газета могла критиковать районный уровень власти, но не могла критиковать областной. Центральная пресса могла критиковать региональных руководителей партии, но не центральных. То есть все знают свою полочку, где сидят.

Например, Томское региональное ТВ вместо региональных проблем говорит про Грузию, про Украину. Они говорят: нигде же не написано, что этого нельзя.

- Независимо от влияния властей существует ли в российской журналистике кризис и как он проявляется?

- Кризис, безусловно, есть. Кризис есть и в мировой журналистике. Сейчас в России на первое место ставят не права человека, а безопасность государства. А раньше было наоборот. Уже на первом месте законы о госизмене, шпионаже и так далее. Женщину осудили в 2015-м году за то, что она в 2008-ом, когда жила в Осетии, позвонила знакомому и рассказала, что видела танки и военную технику в городе. Сейчас за телефонный звонок, за смс-ку людей сажают, за измену родине…

- И как это влияет на журналистику?

- Прежде всего включаются тормоза самоцензуры. Они еще страшнее, чем прямые запреты. Это не имеет ничего общего с профессиональной этикой. Этика – не цензура. Этика – как подать самую сложную тему, не задевая права другого человека. А самоцензура - это запретные темы, запретные люди, запретные вопросы. Это самый страшный процесс, который идет в российской масс-медии.

- С какими проблемами сталкиваются региональные СМИ?

- Прежде всего – это исковерканный медиарынок. Государственные региональные СМИ часть своего дохода получают от государства в виде дотации и субсидии, одновременно еще привлекают рекламу на рынке. И конкурируют с несколькими частными газетами, которые живут за счет рекламы. В цивилизованной стране монопольные службы обратили бы на это внимание, поэтому это не равноправное отношение. Еще и есть прямые запреты бизнесу от госструктур – ты не давай рекламу в частной газете. Это очень трудно доказать, но это есть.

- О чем трудно писать и почему?

- О дочерях Путина. Казалось бы, ну что об этом, не о компромате идет речь. Одна из дочерей управляет большими деньгами в одном фонде, и РБК про это писал, после чего у них возникли проблемы. На верхнем уровне подается формат отношений – критикуйте чиновников департаментов, но не покушайтесь на первое лицо. Экологические темы тоже сложны, потому что в этой сфере большие деньги, большой бизнес.

- Почти во всех постсоветских странах государственные СМИ безжалостно врут. Почему?

- Тенденция советских времен возобновляется. И на первом месте не человек, а интересы государства. А человек - один из винтиков и обслуживает государство.

- Как построить будущее, чтобы спастись самим и спасти журналистику?

- Единственного способа нет. Я два условия назову. Это понимание граждан, что изменение зависит именно от него, а для того, чтоб от него зависело, он должен реализовать свои права, знать, что происходит. А если знать, значит, влиять на процессы. Второе – созревание в структурах власти того, что они не имеют право вести страну в тупик. А эта система рано или поздно приведет в тупик.


Главная страница



Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив