Четверг, 20 сентября

История любви гюмрийца Мкртича Манукяна: возрождение одной предсвадебной традиции


Черно-белые фотографии постепенно оживают, а жизнерадостные лица незнакомых людей становятся родными… Мои вопросы перенесли 70-летнего Мкртича Манукяна на 32 года назад. В семейном альбое он нашел небольшую пачку цветных фотографий, которые со временем не только не выцвели, но даже стали еще ярче. 

Мкртич Манукян 

Мог ли кто-нибудь представить, что этот осенний день 1985 г. станет памятным не только для рода Манукянов, но и для сотрудников музея-заповедника “Кумайри”, фотографа издававшейся в Ленинакане газеты “Банвор” (“Рабочий”) Амика Пичикяна и журналистки Т.Ованнисян. В тот день в построенной в 1880 году бане, которая принадлежала состоятельному жителю Алекполя (старое название Гюмри) Гевору-аге, а в советские годы получила название “4-е банное хозяйство”, около 100 человек приняли участие в традиционном предсвадебном обряде.

Существовавшая в Алекполе-Гюмри традиция посещения бани  

В старом Гюмри существовала традиция посещения бани. Имелось три вида бань: общая, с номерами и живой очередью. Самыми известными банями были Центральная, Гевора-аги, Мартина-аги, греческая и Дзитохцянов. В старину в Гюмри жениха и невесту по традиции вели в баню. За день до свадьбы родственники с обеих сторон брали с собой узлы с едой и в сопровождении музыкантов, с песнями и танцами отводили жениха и невесту в баню. Отметим, что именно в бане удобнее всего было устраивать смотрины невесты. В Александрополе-Гюмри в баню ходили обычно по субботам и воскресеньям. 

Сейчас родственники юриста по специальности Мкртича Манукяна по каждому поводу с удовольствием рассказывают историю его женитьбы. Невесту для 37-летнего убежденного холостяка искали родные, друзья, знакомые. “В те годы я работал в исполнительно-трудовой колонии в Коше, и времени заниматься личными вопросами у меня не было. Я бы еще долго не женился, если б мой друг, предложивший мне крестить своего ребенка, не заявил, что без крестной матери крестины не могут состояться”,- со смехом рассказывает Мкртич Манукян. 

Смотрины очередной невесты состоялись в доме одного из близких знакомых Мкртича. Однако в тот день ему приглянулась не девушка, с которой его хотели познакомить, а ее подруга, помогавшая хозяевам накрывать на стол. “Увидев Асмик, я сразу забыл про девушку, с которой меня хотели свести”,- смеется мой собеседник. Уже потом возникли проблемы, связанные с разницей в возрасте: Мкртичу было 37 лет, Асмик – 20. “Моя теща была против нашего брака. Она и после женитьбы говорила мне: даже если у вас будет 3-4 ребенка, я заберу свою дочь. А так как они были против, то мы с Асмик решили сбежать. Я на своей машину украл ее, а потом на машине друга доехал до Еревана, и уже оттуда начал вести переговоры с родителями Асмик”,- вспоминает Мкртич.

Свадьбу он мог сыграть в любой момент, но ему очень хотелось, чтобы на ней присутствовали и родственники невесты. Примирение состоялось через три месяца. Свадьбу назначили на 30 ноября 1985 г. Свадьба свадьбой, но Мкртич очень хотел устроить нечто такое, о чем бы помнили все. 

“Мы коренные гюмрийцы. Традиция идти в баню для нас привычна, тем более, что в те годы большинство жителей города пользовались общественными банями. Одним словом, мне захотелось непосредственно перед свадьбой по традиции отвести невесту в баню. Я попросил жену своего дяди сшить 40-50 чепчиков для женщин, потом мы достали кружки, которые использовались в старых банях, специальные тапки и, собрав узлы с едой, отправились в баню. Директору 4-го банного хозяйства Анжик Гаспарян я заранее заплатил сумму, равную дневной выручке, чтобы посторонних не пустили”,- рассказал Мкртич Манукян. 

Жениха и невесту в баню отвез фаэтонщик Гриша. Музыкантов пригласили из Еревана. По словам Мкртича, местные музыканты Жора и Мгл обиделись, но другого варианта у него не было, так как его двоюродный брат уже договорился со своими друзьями-музыкантами о том, что они три дня будут играть на свадьбе. В организованном в бане обряде с застольем и восхвалениями жениха и невесты приняли участие и родственники Асмик. “Но веселилась в основном наша родня”,- сказал Мкртич. Из своих родственников Манукяны не взяли в баню только бабушку Баласан 1984-го года рождения. Однако пожилая женщина не стала жаловаться на то, что ее оставляют дома одну. Когда же все уехали, 91-летняя бабушка села в такси и самостоятельно приехала в баню. 

“Вдруг видим в мужском отделении появляется моя бабушка. Она сперва поздравила нас, потом отправилась в женскую часть. Веселилась наравне с нами и ни словом не обмолвилась о том, что мы оставили ее дома одну”,- со смехом рассказал Мкртич. 

Если мужчины были заняты в бане в основном застольем, то женщины проводили обряд. Тётя Мкртича хорошо пела, именно она и исполняла народные армянские песни, которые полагалось петь во время предсвадебного обряда.

По инициативе директора 4-й бани Анжелы Гаспарян о проведенном обряде узнали журналисты издававшейся тогда в Ленинакане газеты “Банвор” и научные сотрудники музея-заповедника “Кумайри”. 

7 декабря 1985 г. вышла в свет статья, в которой рассказывалось о восстановленной гюмрийской традиции. Автор статьи сосредоточился в основном на проведении банного обряда, забыв изложить интересную историю любви Мкртича и Асмик. Благодаря газете о возрождении старинной традиции узнал весь город. Многие жалели, что вовремя не узнали об этом и не смогли принять участие в традиционном предсвадебном обряде. А для Мкртича его инициатива чуть не завершилась потерей работы.

“Меня вызвал к себе замминистра внутренних дел и спросил: “Что это ты устроил? Какая баня, какая традиция?” Меня хотели снять с работы, но я объяснил, что всего лишь восстановил традицию наших дедов и что ничего плохого в этом нет. В конце концов вопрос закрыли, поскольку было бы нелепо написать в приказе, что меня освободили от работы из-за того, что перед свадьбой я пошел в баню”,- шутит мой собеседник. 

На следующий день уже состоялась свадьба. Гостей было человек 400. Только 7-8 тысяч рублей было потрачено на доставку из Москвы продуктов и выпивки. “В то время баночного пива не было. Из Москвы привезли 400 банок пива и 100 пачек сигарет “Мальборо”. Из Баку я доставил 120 кг свежей осетрины, чтобы после шашлыка  из свинины подать шашлык из рыбы. Свадьба в соответствии с нашими традициями длилась до утра. А на рассвете пришли музыканты и сыграли песню “Ранним утром”,- с грустью вспоминает мой 70-летний собеседник. После “исторической” свадьбы счастье Мкртича длилось недолго. Во время землетрясения 7 декабря 1988 г. погибли его 23-летняя жена и маленькая дочка. Тогда Мкртичу было 40 лет.   

За прошедшие 30 лет он ни разу не подумал о создании новой семьи. Мкртич говорит, что в семье они все однолюбы, и это передалось ему по генам. Отец Мкртича после смерти жены тоже не женился. Манукянов три брата. Старший – инженер, до сих пор работает на гюмрийском заводе “Строймаш”, средний брат – народный художник Армении Фердинанд Манукян. Братья до сих пор чтят традиции. Сегодняшние свадебные обряды Мкртичу не нравятся. По его словам, люди стали друг другу чужими. 

“В нашу жизнь привнесли много чужеродного, а старые традиции забыли. Говорят, сейчас хотят их восстановить. Предположим, восстановят, но надо же и соблюдать эти традиции, о которых сегодняшнее поколение ничего не знает. Да и людей, которые могли бы о них рассказать, почти не осталось” – с горечью говорит Мкртич, не забыв поблагодарить нас за то, что заставили его вновь вспомнить те замечательные годы…

В статье использованы черно-белые фотографии из личного архива Мкртича Манукяна 


Главная страница


Смотрите также

    еще новости

    Комментарии (5)
    1. Ռուզան20:22 - 14 февраля, 2018
    Շատ լավ պատմություն էր: Սիրուն ու տխուր: Հաճույքով կարդացի:
    2. Անդրանիկ12:55 - 16 февраля, 2018
    Գողտրիկ պատմություն:Հրաշալի խոսք ու մարգարտախոս հայերեն հեղինակի կողմից!!!
    3. GB05:52 - 22 февраля, 2018
    Dear Hetq I am so glad there were no Indians and Arabs wedding, but and pure Armenian wedding!!
    4. Անի14:02 - 3 апреля, 2018
    հուզիչ, կոլորիտով, սիրով... պահպանենք մեր արժեքները
    5. ali23:08 - 4 сентября, 2018
    I loved reading this article. Thanks for giving credit to beautiful old traditions. I think that the bathing ceremonies are a reagional tradition, as I had heard of this tradition from my late grandpa back in Iran.
    Написать комментарий
    Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.