Вторник, 25 сентября

Законы Яна и Дафны: как остановить убийства журналистов



АВТОР: ДРЮ САЛЛИВАН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР OCCRP

Хладнокровное убийство словацкого журналиста-расследователя Яна Кучака стало еще и надменной пощечиной всей Европе. Ее уважаемые ценности гораздо ближе к разрушению, чем кажется, если репортеров, которые в своей работе занимаются общественным контролем, можно заставить молчать с помощью банального насилия. И все это на фоне публичных оскорблений, которые журналисты стали получать чаще, чем помощь. О том, что делать, написано уже немало.

Для меня эта тема особенно важна. Работая главным редактором OCCRP, я думаю о безопасности каждый день. И каждый день я думаю о Яне.

На момент убийства он вместе с нашим изданием готовил расследование о могущественной и очень опасной преступной группировке из Италии под названием ндрангета. Она проникла во многие страны по всему миру, в том числе в Словакию.

Вместе с коллегами Яна из Aktuality.sk мы закончили и выпустили его последнее расследование. Оно рассказывает, как группа итальянских бизнесменов, которых итальянская же полиция называет членами ндрангеты, приехала в Словакию около десяти лет назад и присвоила более 70 миллионов евро сельскохозяйственных субсидий благодаря связям в правящей партии Словакии.

На этой неделе европейский комиссар по Союзу безопасности ЕС Джулиан Кинг заявил, что для защиты журналистов нужны новые законы.

Но способны ли законы обеспечить безопасность? Какие-то законы Евросоюза могли защитить Яна?

Могли, но они пока не написаны.

Первый вопрос, с которым надо разобраться, — как фигуранты расследования Яна (они же, судя по всему, и убийцы) узнали, что он собирается о них написать. Ян отправлял запросы нескольким словацким госслужбам — самая обычная журналистская процедура. Сейчас власти отрицают, что кто-то из госслужащих мог сообщить фигурантам, что ими интересуется журналист. Но кроме меня и четырех-пяти коллег только эти чиновники и могли знать о расследовании. Мы шифровали всю нашу переписку.

В других странах Европы рассказывать кому-то, что журналист собирает о них информацию, — обычное дело. И нередко в похожих ситуациях партнеры OCCRP получали звонки от бизнесменов и политиков, которые требовали объяснить такой к себе интерес.

И не существует законов, которые бы защищали личность автора или содержание запроса, как и законов, которые бы наказывали госслужащих за разглашение этих сведений. Если бы эту порочную ситуацию вовремя исправили, Ян мог бы остаться в живых.

Нам нужны законы о защите личности журналистов или активистов, которые в своей работе осуществляют общественный контроль. Можем назвать это «законом Яна».

Облегчила бы жизнь и бо̀льшая прозрачность в работе государственных служб. Если бы они публиковали общественно важную информацию на своих сайтах, журналисты находили бы все, что нужно, без лишних разговоров.

Есть еще одна сфера законодательства, которую можно и очень нужно поменять. Чтобы лучше понять задачу, давайте посмотрим, как и почему убивают журналистов.

Никто не решается на это легко: ни бандитские группировки, ни коррумпированные бизнесмены, ни даже самые могущественные политики. В какой-то момент в голове происходит самый простой анализ издержек и выгоды: что я получу, убив этого журналиста, и чем рискую? Мы сможем защититься, только если изменим этот баланс в пользу журналистов — последствия должны стать суровее, выгоды — минимальными.

Самая очевидная цель убийства журналиста — похоронить его материал. Мы сделали все возможное, чтобы убийца Яна этого не добился, и очень торопились закончить и выпустить последнее расследование Яна. Мы продолжим писать на интересовавшие его темы, продолжит и Aktuality.sk. Его убийцы должны смириться с тем фактом, что они сильно переоценили выгоду, которую принесет это преступление.

Вторая часть уравнения еще сложнее. Правда в том, что убийца журналиста не сильно рискует. Статистика Комитета по защите журналистов говорит, что 70 процентов журналистов убивают за их работу, при этом лишь 10 процентов таких преступлений раскрывают. При этом уровень раскрываемости убийств в целом — от 50 до 90 процентов.

Почему так сложно расследовать убийства журналистов?

В первую очередь, это сложные дела даже для добросовестных следователей. Убийцы, как правило, действуют очень профессионально. Тело могут никогда не найти. У киллеров есть правила, и если киллера ловят, он скорее сядет в тюрьму, но не выдаст заказчика. По большинству из тех десяти процентов раскрытых дел за решетку отправились только исполнители.

Но не все следователи добросовестны.

Чаще всего убивают тех журналистов, которые расследуют деятельность связки «правительство — преступность». Ян занимался именно этим. В Словакии, Венгрии, Чехии, на Мальте и во многих других странах Европы эта связка сильна и продолжает крепнуть. У потенциальных членов Евросоюза на востоке все еще хуже: Сербией и Черногорией, похоже, уже управляет криминал. Отнюдь не только ндрангета процветает в условиях государственной коррупции, избирательного применения законов и слабой демократии.

Эти популистские правительства не только не могут поддержать демократические принципы — они подрывают авторитет и публично дискредитируют журналистов и вместе с ними — свободу слова как таковую. Премьер-министр Словакии Роберт Фицо называл Яна и его коллег проститутками. Чешский премьер на пресс-конференции размахивал автоматом с надписью «для журналистов». Вряд ли в этих странах легко находить убийц.

И пока продолжается такое поведение, риски в нашем уравнении будут по-прежнему против журналистов.

Но кое-что все же может изменить расклад.

Если ЕС примет закон о специальных комиссиях по надзору за расследованиями убийств журналистов, это значительно увеличит риски для преступников. Подходящее название — «закон Дафны», в честь убитой на Мальте журналистки Дафны Каруаны Галиции. Если группа опытных экспертов, заручившись политической волей, будет помогать местной полиции и мониторить ее действия, то порядочным следователям будет легче работать. Это также поможет преодолеть инертность местных властей или даже прямой саботаж подобных дел. Если ЕС займет активную позицию, пусть и в рекомендательном режиме, это станет большим прорывом, позволит раскрывать больше убийств и следить за локальным развитием коррупции.

Если ничего не делать, то журналистов будут убивать и дальше. Коррупция и оргпреступность на подъеме в странах с правителями-популистами, и журналисты стоят прямо у них на пути. Давление продолжит нарастать. Убийства журналистов не должны стать нормой, как не должны уйти в прошлое ситуации, когда после гибели репортера премьер-министр теряет работу!


Главная страница



Написать комментарий
Спасибо за ваш комментарий. Ваш комментарий должен быть подтвержден администрацией.

Последние новости

Все новости

Архив
Самое

Комментируемое

Популярное