HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Убийство на тёмной стороне горнорудного бизнеса Мексики

Семья убитого мексиканского активиста десять лет добивалась справедливости и дошла до канадского суда.

На одной из площадей небольшого городка на юге Мексики стоит бюст Мариано Абарки Роблеро. Много лет назад жизнь этого активиста, заботливого отца большого семейства, оборвала пуля киллера. Убийство так и осталось нераскрытым.

Абарка погиб в 2009 году после того, как организовал протесты против работы канадской горнорудной компании Blackfire Exploration Limited в окрестностях его родного города Чикомусело. По словам активистов, от действий Blackfire страдала природа и уклад жизни местных общин. При этом компания получала политическую «протекцию» от посольства Канады в Мехико.

Для семьи Абарки прошедшие десять лет превратились в нескончаемую борьбу за справедливость — попытки преодолеть искусственные препоны, безнаказанность и игнорирование требований. Родные Абарки столкнулись с тем, что, по мнению гражданских активистов и правозащитников, стало почти обычной практикой в местах, где действуют добывающие компании из Канады.

Мексиканские власти арестовали нескольких подозреваемых в связи с убийством Абарки, но всех их отпустили еще до суда либо после подачи апелляции. Прозвучавшие публично обвинения в том, что к смерти активиста причастны крупные чины местной власти, никаких последствий не имели.

Между тем канадскому горнодобывающему лобби удалось заблокировать в своей стране закон, повышающий ответственность канадских компаний, которые осваивают природные ресурсы в развивающихся странах.

Интересы семьи Абарка сейчас представляет организация Justice and Corporate Accountability Project (JCAP), занятая защитой гражданских прав и законности. В прошлом году она потребовала пересмотреть в суде решение канадских властей, которые отказались проверять шаги своего посольства в Мексике во время конфликта сотрудников Blackfire с недовольными местными жителями.

В июле 2019 года федеральный судья отклонил это ходатайство семьи Абарка, заявив, что работники посольства не нарушали закон. При этом судья добавил: «возможно, г-н Абарка был бы жив», выбери посольство иную тактику поведения.

«Это решение [федерального судьи] пагубно влияет на этические принципы и подотчетность в работе не только посольств, но и госорганов в целом», — высказал мнение адвокат семьи Абарка Явар Хамид.

 

Горы штата Чьяпас

В середине 2000-х годов канадцы братья Брент и Брэд Уиллисы отправились из своего офиса в Калгари на юг Мексики, в штат Чьяпас, где в руках у местной горнорудной компании были залежи ценного минерала барита — одни из крупнейших в Северной Америке. Через несколько лет Уиллисы приобрели право на разработку рудника с названием Обильный (Payback).

Рудник разреза́л один из склонов горы с густыми тропическими зарослями, за которой простирались обширные леса Чьяпаса. Выработки рудника занимали участки общинных земель (в Мексике их называют «эхидос») неподалеку от городка Чикомусело с населением шесть тысяч человек. По законам страны любыми горнорудными проектами на таких землях можно заниматься лишь с согласия местных общин, в которых традиционно преобладают коренные народности.

С конца 2007 года компания Blackfire вела переговоры со здешним населением, и почти сразу стало ясно, что ее планы раскололи небольшую общину. Часть жителей надеялись, что деньги из-за границы улучшат жизнь, и появится шанс устроиться работать на рудник. У противников добычи были свои резоны: они опасались за экологию и сомневались, что Blackfire принесет общине хоть какие-то материальные выгоды.

Узнаваемой фигурой в среде оппонентов Blackfire вскоре стал Мариано Абарка из Чикомусело, организатор общественных инициатив и один из основателей и членов местного объединения активистов. Абарка был в первых рядах тех, кто готовил «меры сопротивления» против Blackfire — устраивал громкие протесты и перекрытия объектов.

По словам местных жителей, в какой-то момент Blackfire начала добывать барит возле одной из дорог в зоне, не указанной в соглашении между компанией и общиной. Активисты заблокировали дорогу и потребовали от Blackfire компенсаций. Кроме того, однажды протестующие перекрыли проезд в Чикомусело, где из-за движения груженных рудой грузовиков Blackfire стали осыпаться глиняные дома горожан.

Вечером одного из дней августа 2008 года к Абарке домой заявились трое сотрудников Blackfire. Согласно показаниям семьи активиста, они избили Абарку и его сына и приставили пистолет к голове его жены. Одного из визитеров — начальника безопасности и службы персонала и одновременно водителя директора рудника — позднее отправили за решетку за это нападение. Впрочем, через некоторое время он заплатил штраф, и его освободили. Об этом говорится в жалобе родственников Абарки и помогающих этой семье организаций, которую они подали в Межамериканскую комиссию по правам человека.

Активисты заявляли о преследованиях и угрозах от людей, связанных с Blackfire, а сама компания раз за разом просила содействия у посольства Канады в Мехико. В итоге канадские дипломатические работники неоднократно по разным поводам старались влиять на власти Мексики, даже когда в ходе протестов против Blackfire вспыхнуло насилие. На лоббистские усилия посольства указывают данные (включая внутреннюю электронную переписку), раскрытые в 2013 году по требованию Закона о свободе информации.

«От лица всей компании Blackfire выражаю крайнюю признательность за принятые посольством меры воздействия на власти штата [Чьяпас] с целью решения актуальных для нас вопросов. Мы не смогли бы продвинуться в этом направлении без вашей помощи», — написал в посольство один из сотрудников Blackfire в сентябре 2008 года.

На фоне бурных событий в Чикомусело Blackfire стала перечислять деньги на личный счет тогдашнего мэра города Хулио Сезара Веласкеса Кальдерона. В 2018 году вместе с показаниями под присягой в суд представили расходные ордера, согласно которым компания целый год ежемесячно переводила мэру по 10 тысяч песо (750 долларов США), обозначая расходы как «поощрения» и «вознаграждения». Кроме того, Blackfire оплатила мэру вместе с семьей и людям из его ближайшего круга поездку на курорт Агуаскальентес.

Финансовый поток на банковский счет мэра прервался по весьма курьезному поводу, когда тот якобы потребовал «интимной встречи» с кубинской певицей Нюркой Маркос, которая за деньги Blackfire должна была выступить на городской ярмарке. О странной просьбе градоначальника заявила в судебном иске сама канадская компания, там же назвав ежемесячные платежи результатом его вымогательства, и потребовала, чтобы суд снял его с должности.

Экс-президент Blackfire Брент Уиллис в разговоре с OCCRP утверждал, что заплатили мэру всего дважды: речь шла о компенсации за поврежденные из-за горнорудных работ тротуары в Чикомусело и о средствах на проведение городской ярмарки. По его словам, деньги поступали мэру лишь потому, что больше ни у кого в городе не было банковского счета.

Однако на странице в сети LinkedIn Уиллис иначе описал ситуацию: мол, деньги предназначались для инфраструктурного проекта, а мэр их украл. Также Уиллис утверждал, что Blackfire стала жертвой коррупционеров и «пропаганды, направленной против работы рудника».

Документацию о тех платежах изучала канадская полиция, сотрудники которой в 2011 году побывали с обысками в офисах Blackfire в Калгари. Однако в 2015 году власти прекратили расследование возможных злоупотреблений, сославшись на недостаток улик, необходимых для уголовного обвинения.

На фоне конфликта Blackfire с мэром Чикомусело Мариано Абарка продолжал организовывать протесты.

Когда промышленные стоки с рудника начали загрязнять реку, откуда местные жители брали чистую воду, Абарка возглавил делегацию активистов и членов общины к посольству Канады в Мехико, чтобы выразить дипломатам протест из-за их поддержки Blackfire. На одном из видео с той акции Абарка обвинил Blackfire в использовании «штурмовиков» против протестующих.

В следующем месяце Blackfire подала жалобу мексиканским властям, заявив, что активисты применяют уголовные методы. Также в письме в посольство Канады компания описала риски для своей безопасности из-за готовящихся новых протестов. Судя по электронным письмам посольства, об этих опасениях дипломаты сообщили компетентным органам Мексики.

Примерно в это время Абарку арестовали по подозрению в нарушении общественного порядка, участии в криминальном сообществе, преступлениях по предварительному сговору, блокировании дорог и нанесении материального ущерба. Об этом сообщал адвокат активиста. Электронные письма из канадского посольства указывают на то, что его сотрудники собирали информацию о задержании Абарки через запросы в различные ведомства Мексики, в местную Комиссию по правам человека, а также в Blackfire. Спустя восемь дней активиста освободили.

В течение следующих месяцев Абарка, как сообщалось, подал иск в суд, в котором заявил, что служащий Blackfire угрожал «накачать его свинцом», чтобы он больше не мешал работе рудника.

Через четыре дня, вечером 27 ноября 2009 года, у порога дома Абарку застрелил киллер, скрывшийся на мотоцикле.

 

Взаимные обвинения

Через четыре месяца после убийства Абарки бывший юрист Blackfire Орасио Кулебро Боррайяс, попавший в число задержанных из-за смерти активиста, сделал заявление для Национальной комиссии по правам человека. Он сообщил, что был на встрече между гендиректором мексиканского филиала Blackfire и вторым секретарем правительства штата Чьяпас Немесио Понсе Санчесом.

Если верить Боррайясу, на встрече Санчес назвал «причитающиеся» «нужным» чиновникам и прочим заинтересованным сторонам суммы, которые «помогут» руднику работать бесперебойно. Когда директор из Blackfire упомянул тему блокирования дороги активистами, Санчес якобы заявил, что проблема в Абарке, добавив, что «найдет на него управу», а если надо — «ликвидирует».

В интервью OCCRP Боррайяс рассказал о случайной встрече с Санчесом уже после того, как озвучил обвинения в адрес должностных лиц штата. По словам юриста, Санчес отрицал, что был заказчиком убийства, и назвал виновником другого видного чиновника.

Как признался Боррайяс, после заявления в Комиссию по правам человека он стал опасаться за свою жизнь.

«Они знают, что я не откажусь от своих убеждений: я уверен, что это власти убили Абарку», — сказал он.

Неоднократные попытки журналистов связаться с обоими упомянутыми чиновниками результата не дали.

Сотни людей собрались на похороны Абарки. Гроб с его телом пронесли по улицам Чикомусело, и перед тем, как направиться к кладбищу, процессия остановилась перед местным офисом Blackfire. Через десять дней после убийства министр экологии штата Чьяпас закрыл рудник Обильный из-за незаконного использования его оператором дорог и вреда окружающей среде.

После известия о смерти активиста в канадском посольстве в Мехико придумали стратегию, как «правильно» реагировать на случившееся. Использовались пресс-релизы, согласовывались тезисы, а сотрудникам разослали «памятку», чтобы официальная позиция звучала максимально синхронно: «Инцидент — это вопрос мексиканских властей».

Внутри посольства обсуждали вариант жалобы Blackfire на закрытие рудника. Предполагалось использовать статьи об урегулировании споров Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA — North American Free Trade Agreement), однако идея так и не получила развития.

После убийства Абарки мексиканские власти арестовали трех подозреваемых — все они имели отношение к Blackfire. Один из них выслушал приговор и отсидел какое-то время в тюрьме, но после апелляции вышел на свободу — суд счел, что в его деле были процессуальные нарушения. Двух других, включая Боррайяса, взяли под стражу позднее, но затем отпустили. Информацию о том, что секретарь штата Чьяпас предлагал «ликвидировать» Абарку, власти по-прежнему игнорируют. По словам родственников активиста, сейчас у правоохранителей нет ни одного подозреваемого, кого бы проверяли в связи с убийством.

Прокурор штата Чьяпас не ответил на просьбы о комментарии.

Известно, что власти штата назначили вдове Абарки и ее четверым детям пожизненную пенсию, но детали этой помощи не раскрываются. При этом семья активиста продолжает добиваться правосудия, требуя тщательно расследовать убийство и наказать виновных. Семья апеллирует к властям как Мексики, так и Канады, где горнодобывающее лобби активно защищает свою «профильную отрасль» от судебных неприятностей.

В 2010 году канадский парламент отклонил законопроект, который позволял бы строже спрашивать с добывающих компаний в ситуации возможных нарушений ими прав человека за рубежом.

Автор законопроекта, депутат от Либеральной партии Канады Джон Маккей, рассказал OCCRP о визите к нему в офис представителя Blackfire, который пытался объяснить, что инциденты в Чьяпасе были просто трудовым конфликтом.

«Я подумал тогда, что если так, то события в Чьяпасе — весьма странный способ уладить «трудовой конфликт», — заметил Маккей.

Бывший шеф Blackfire Уиллис говорит, что не помнит, кто ездил встречаться с парламентарием.

За десяток прошедших после убийства Абарки лет суды Канады возбудили по заявлениям иностранных граждан еще несколько дел в отношении добывающих компаний по подозрению в коррупции, экологических преступлениях и нарушениях прав человека. В 2017 году случился юридический прецедент: судья обязал компанию Tahoe Resources из Британской Колумбии (провинция Канады. — Прим. ред.) выступить ответчиком в канадском суде по иску гватемальских активистов. Разбирательство этого дела продолжается.

В прошлом году правительство Канады ввело пост омбудсмена по ответственному предпринимательству (Ombudsman for Responsible Enterprise) — надзорную должность для рассмотрения жалоб на нарушения канадским бизнесом прав человека за рубежом. Активисты раскритиковали должность как «не обладающую властью» и «чисто консультативную» из-за отсутствия полномочий требовать показания от компаний, обвиненных в злоупотреблениях. Кроме того, по мнению активистов, мало надежды вселяет и то, что первым омбудсменом по ответственному предпринимательству назначили бывшего лоббиста нефтяников.

В ответ на запрос OCCRP Ассоциация добывающих предприятий Канады заявила в электронном письме, что она против передачи омбудсмену права расследовать обвинения в нарушениях. По мнению Ассоциации, задача омбудсмена — участвовать в «коллективном разрешении споров» и напрямую взаимодействовать с заподозренными в нарушениях компаниями и пострадавшим от их действий местным населением.

19 августа этого года семья Абарка сообщила в публичном заявлении о планах подать апелляцию на недавнее решение канадского судьи.

«Это не вернет к жизни моего отца, наша семья это осознаёт, — заявил Хосе Луис Абарка. — Однако мы не можем позволить, чтобы Мексика и впредь оставалась для иностранных компаний местом, где они порождают смерти, платят грязные деньги, нанимают киллеров, а нам остается хоронить наших близких».

В статье использован материал журналистки Лилии Саул и сведения от организации MiningWatch Canada

occrp.org

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.