HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Лаура Багдасарян

Для Азербайджана лавирование между иранскими и американскими интересами даже более важно, чем для Армении

Азербайджанский историк и аналитик, общественный деятель Ариф Юнусов об американо-иранской вспышке напряжения, об очевидной продолжительности этого процесса и в будущем, и о том, как и почему в Азербайджане восприняли эту вспышку. 

- Как Вы оцениваете процесс еще большего обострения американо-иранских отношений в последнее время, что и почему это произошло? 

- Об этой очередной и явно не последней эскалации американо-иранских отношений написано и сказано достаточно много. Немало было заявлений даже об угрозе чуть ли не третьей мировой войны и наступающего апокалипсиса. А вот я был уверен, что не только ничего из обещанного не произойдет, но даже мало-мальски серьезных боев между сторонами не будет. Почему был уверен в этом? Начну с того, что получило широкое распространение мнение, будто с обеих сторон мы имеем дело с неадекватными лидерами. С одной стороны - религиозные мракобесы и фанатики, которым море по колено и которые готовы пойти на все во имя религии. С другой - столь же невежественный американский ковбой, который не понимает всей сложности дел во внешней сфере и может принять решения, не продумав до конца все последствия. На самом деле, это сильное заблуждение. С обеих сторон мы имеем дело с расчетливыми людьми, которые понимают хорошо, что можно и безопасно для них сделать и получить на этом дивиденды, а чего нельзя делать. И развитие недавних событий еще раз это четко продемонстрировало. Так, многие полагают, что эскалация произошла из-за приказа президента США Трампа уничтожить генерала Касыма Сулеймани – командира спецбригады Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Мол, эта военная структура была объявлена американцами террористической, после чего за генералом Сулеймани развернулась охота. Но это - официальная версия. Начну с того, что США признали КСИР террористической в апреле 2019 года. То есть, не накануне, а намного раньше. С другой стороны, генерал Сулеймани особо и не скрывался, он был не только военным, но не в меньшей степени и политическим деятелем. Сулеймани был публичной персоной и не раз принимал участие в международных переговорах. Для понимания причин нынешней эскалации гораздо важнее то, что в октябре прошлого года Палата представителей Конгресса США официально начала процесс импичмента президента. А 18 декабря 2019 г. были проведены финальные дебаты по импичменту, в ходе которых конгрессмены приняли две статьи обвинений против Дональда Трампа - «злоупотребление властью» и «препятствование расследованию Конгресса». И на этом основании президенту США Трампу был объявлен импичмент. Маховик закрутился, как говорится. Даже если Трампу удастся избежать импичмента, по его репутации по-любому нанесен сильный удар. А ведь в ноябре 2020 г. в США запланированы президентские выборы, которые де-факто уже начались и есть первые кандидаты с обеих сторон. Полагаю, что решение Трампа об уничтожении генерала Сулеймани следует рассматривать в русле идущей в США внутриполитической борьбы. Явно не случайным был и выбор кандидата для поднятия рейтинга президента США. Для американцев Иран с момента нападения на посольство США и захвата заложников в 1979 г. давно был «империей зла». И весть об уничтожении иранского генерала, да еще играющего важную роль во власти, о котором в американских СМИ в последнее время столько написано, уже помогла поднять репутацию Трампа в глазах американского обывателя. С другой стороны, наверняка советники Трампа доложили ему, что фигура генерала Сулеймани воспринимается в верхушке Ирана далеко неоднозначно. Своим всесилием он давно вызывал у многих в Иране, особенно во власти, скрытое раздражение. Не случайно многие в Иране давно считали генерала «серым кардиналом» и опасались его влияния и возможностей. И его убийство на деле играло многим во власти Ирана на руку. Да, конечно, по погибшему были возданы все необходимые почести, ведь в глазах иранского обывателя генерал воспринимается героем. Были сказаны все необходимые слова и торжественно заявлено, что Иран расценивает убийство генерала Сулеймани «актом войны» и что «Соединенные Штаты поплатятся за гибель Сулеймани самым жестоким образом». А что мы увидели в действительно? По двум американским базам в Ираке был нанесен удар из 22 ракет, в результате которых по заявлению властей Ирана якобы погибло 80 американцев. На самом деле очень скоро выяснилось, что ракеты упали недалеко от американских баз, не причинив никому вреда, а некоторые ракеты так вообще упали вдали от баз в пустынной части Ирака. В общем, Иран нанес удар, не причинив никакого вреда американцам! Более того, вскоре выяснилось, что предварительно Иран предупредил власти Ирака об атаке, а те в свою очередь предупредили американцев и по сути ответный «адекватный удар» был нанесен в пустоту. Для пропагандистской ширмы. После чего Трамп торжественно заявил, что никто из американских военнослужащих не пострадал. Дальше – больше. Иран направил генеральному секретарю и Совету Безопасности ООН письмо о том, что «завершил месть за убийство генерала Гасыма Сулеймани и не будет предпринимать новых военных действий в случае отсутствия агрессии со стороны США». То есть, Иран «не ищет эскалации конфликта» и готов к переговорам. Американцы тут же повели себя как джентльмены и также заявили, что не желают эскалации. Более того, при посредничестве Швейцарии США и Иран фактически начали переговоры по улучшению отношений. 

В общем, создается впечатление, что стороны разыграли мыльную оперу, зная прекрасно, что можно и нужно сделать, и чего нельзя. А сейчас, после того, как под Тегераном иранцы сбили украинский гражданский самолет и признали свою ошибку, убитый генерал вообще был полностью позабыт, стал частью истории. Да, периодически стороны будут продолжать грозить другу другу, будут новые санкции США против Ирана, в общем будет все то, что мы постоянно видим последние четыре десятилетия. 

- Т.е. в эти дни мы были свидетелями краткосрочной вспышки напряженных отношений между США и Ираном. А как все таки это напряжение может отразиться на международных отношениях в целом на нашем регионе? 

- Если говорить о нынешнем этапе отношений, то полагаю, что ничего серьезного ни в нашем регионе, ни шире на Ближнем Востоке в ближайшее время не будет. Даже в обещанный после решения иракского парламента уход американцев из Ирака не очень верится. Американское присутствие в регионе будет сохранено. Другое дело, если на каком-то этапе все будет серьезнее, чем в случае с убитым генералом Сулеймани, и дело все-таки дойдет до боевых действий между США и Ираном. Вот тогда мало никому не покажется. А для нашего региона серьезное обострение американо-иранских отношений может привести к гуманитарной и политической катастрофе, учитывая роль и возможности сторон, особенно Ирана, которая является нашим соседом. 

- Как в Азербайджане отреагировали на эти события, на официальном уровне и на уровне общественности? 

-А вот этот момент более интересный. На официальном уровне власти Азербайджана предпочли занять осторожную позицию - министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров позвонил своему иранскому коллеге Джаваду Зарифу и, выразив «глубокие соболезнования в связи с гибелью генерала Сулеймани», в то же время от имени руководства страны призвал «все вовлеченные стороны воздержаться от насилия и быть приверженными обязательствам по укреплению региональной безопасности». То есть, власти Азербайджана не собираются портить ни с кем отношения, предпочли выждать и посмотреть, как будут события развиваться. А вот в обществе это обострение отношений США с Ираном неожиданно привело к расколу и выявили серьезную проблему, которая, в принципе, всегда присутствует в Азербайджане. Речь идет о коллизиях в отношениях между светскими кругами общества и верующими. Раньше эти коллизии носили другую окраску. Имею ввиду противостояние между сторонниками пантюркизма и панисламизма. На стороне пантюркистов были и другие светские слои общества. По сути, верующие были изгоями, никто не желал идти на сближение с ними, поддерживать или быть их союзниками. Они имели четкий имидж проиранских сил, и учитывая многовековые непростые отношения Ирана и Азербайджана это вызывало еще большее отторжение. Эта тема была очень актуальна в 90-е годы, но потом, по мере усиления репрессивной политики властей ситуация несколько изменилась. Репрессии смягчили отношение светских слоев к верующим. Во многом из-за популярного в последние годы лидера Движения «Исламское единство» богослова Тале Багирзаде верующим  даже стали симпатизировать и воспринимать их как часть сторонников борьбы за демократию. И вот теперь все мгновенно рухнуло. Прежние разногласия, стереотипы и подозрения вновь вернулись. Одни стали в СМИ, но особенно в соцсетях писать, что убитый иранский генерал был большим другом армян, пошли публикации о его связях и помощи армянам в карабахском конфликте и о том, что Сулеймани всегда был против независимости не только южного, но и северного Азербайджана. А другие устраивали траур по случаю смерти генерала Сулеймани, воспринимали его как «мученика», причем всех мусульман, что в свою очередь вызвало раздражение уже у многих верующих суннитов в стране. Для одних генерал КСИР был террористом и врагом, для других – героем и мучеником. Одни заявляли, что в Азербайджане много поклонников Ирана, местной «5-ой колонны из числа иранских агентов и пропагандистов», желающих насадить шариат и отбросить страну в средневековый мрак. Другие также считали, что в стране много «агентов США и Израиля» и призывали всех к борьбе с ними. Развернулись даже дискуссии – можно ли всех шиитов считать адептами Ирана или речь идет только о небольшой политизированной группе среди них? В общем, прежние разногласия, страхи и стереотипы вернулись вновь… И неизвестно, сколько времени понадобится, чтобы эти разногласия были вновь сглажены.

 - Лавирование между американскими и иранскими интересами по ряду обстоятельств является единственно правильным выбором для Армении. А как обстоит вопрос с Азербайджаном? Есть ли у Азербайджана возможность однозначного выбора? 

-Для Азербайджана это даже более важно, чем для Армении, ведь большая часть общества настроена и желает дальнейшей интеграции с Западом. С другой стороны, у нас растет роль религиозного фактора, при этом большинство верующих - шииты. Наши страны слишком маленькие и слабые, чтобы искать иной путь, чем сохранение этой политики осторожного лавирования между молотом и наковальней.

 

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.