HY RU EN

Марине Мартиросян

“Шаг Шанта я бы сравнил с поступком “Pussy Riot”

Интервью с политологом Степаном Даниеляном

События, произошедшие 5 ноября в районе оперного театра в Ереване, дали повод для различных оценок и комментариев. До сих пор высказываются ироничные суждения о революции, которую решили осуществить Шант Арутюнян и его сторонники, отмечается, что таким способом революцию не делают. Другие считают, что в сегодняшней политической ситуации альтернативы поступку Шанта не было. Каков Ваш подход к объявленной Шантом Арутюняном революции? 

Для того, чтобы оценить поступок Шанта, мы должны оценить ту политическую и социальную среду, в условиях которой он осуществил свою акцию, и только потом пытаться понять, какое влияние она может оказать. Государство встало перед чрезвычайно серьезными, я бы даже сказал, судьбоносными проблемами, которые требуют скорейшего решения, а для этого необходима мобилизация общества. Это проблемы не только экономические, но и национальной безопасности. Однако политические механизмы для решения этих проблем отсутствуют. Государственные институты деградируют и, по сути, уже недееспособны. Избирательный институт не действует, и это еще раз доказали выборы в Арарате. В условиях отсутствия избирательного института политические партии подверглись дискредитации и лишились доверия со стороны общества. Подавляющее большинство оппозиционных и властных партий в равной степени коррумпировано.

Мировая история показывает, что подобные ситуации называются революционными. То есть эволюционный путь развития отсутствует. Что делать? Ответ на этот вопрос никто не знает. Кто-то говорит, что власть может смениться только в результате соответствующих внешних импульсов, в том числе поворотных событий вокруг Карабаха. Кто-то ждет импульсов к смене власти со стороны России, кто-то – со стороны Запада. В этих условиях происходит акция Шанта, которая, на мой взгляд, была адресована обществу. Мы, конечно, понимаем, что партии оказались в неловкой ситуации: они говорят о недопустимости применения силы, о смене власти конституционным путем, но конкретных путей не указывают. Говорят, что нужно объединиться, немного подождать и т.д. Предыдущий опыт показывает, что вследствие подобных объединений происходит не смена власти, а дворцовый переворот, в результате которого некоторые части оппозиции и власти меняются местами, однако существенных положительных сдвигов в стране не происходит. Неслучайно, что невластные партии высказываются о Шанте более негативно, чем представители властей. Вызов адресован скорее им.“Если не знаете, что делать, не обманывайте общество. Своими действиями вы способствуете существованию этого режима” – примерно это, наверное, хотел сказать Шант. Его шаг я бы сравнил с поступком “Pussy Riot”. Несколько девушек вошли в церковь, секунд 40 там танцевали, а власти РФ до сих пор стоят перед серьезной проблемой. Российская и и международная общественность до сих пор обсуждают проблему взаимоотношений государство-церковь в России. В настоящее время девушки находятся в колонии строгого режима, вследствие чего предметом обсуждения стал еще один серьезный вопрос: условия содержания сотен тысяч заключенных. Сказать, что это театр, будет неправильно. Эти люди поставили под угрозу свое здоровье, лишились свободы. Поступок Шанта я расцениваю именно с этой точки зрения, это был шаг, направленный на изменение ситуации. Своими действиями Шант хотел показать, что нужна революция в широком смысле этого слова. И многие это поняли. Конечно, есть люди, которые не поняли или не захотели понять, но это их проблема.   

Есть ли у объявленной Шантом революции будущее? Сегодня как будто многие заявляют, что продолжат начатое Шантом дело.

Надо быть несерьезной личностью, чтобы требовать от 15 человек, вооруженных палками и хлопушками, совершить революцию. Это было театрализованное представление, которое, на мой взгляд, вызвало серьезные обсуждения. Политические процессы всегда сопровождаются шоу. Другой вопрос, кто и для чего хотел использовать эти действия или направлял их. Однако это другой разговор и отдельная тема для обсуждения, которая не имеет отношения к замыслам Шанта. 

То есть шаг Шанта и его сторонников преследовал цель пробудить общество?

Надо иметь очень богатое воображение, чтобы подумать о чем-то другом. А что еще это могло означать? Еще раз повторяю,замысел Шанта – это одно, а кто и с какой целью хотел его использовать – другое.

На Ваш взгляд, замысел осуществился?

Не думаю, что в данном случае мое мнение важно. Если в течение нескольких дней шло бурное обсжудение, значит воздействие было. Параллельно идет также обсуждение трагедии Вардана Петросяна. Я вижу определенное сходство между этими двумя случаями. Оба показывают, в какой стране мы живем и к чему пришли. Думаю, что общество меняется.