HY RU EN

Беженцы из Азербайджана как новый вид граждан-изгоев в Армении

Оксана Мусаелян

После принятия закона о гражданстве в 1995 году в Армении начался процесс “добровольной” натурализации армянских беженцев из Азербайджана с предоставлением им гражданства, которое давало им право быть избранными и голосовать, а также выезжать за пределы страны. Спустя 25 лет, по данным Государственной миграционной службы Армении, статус беженца все еще сохраняют около 20 тысяч беженцев из Азербайджана. 

Однако и те беженцы, которые в результате программы натурализации получили гражданство Армении, а это около 83 тысяч человек, убеждены, что натурализация была вынужденной и считают себя жертвами ловушки, расставленной миграционной политикой страны. Такие настроения связаны с неоправданными надеждами, что факт приобретения гражданства радикально изменит их социально-экономическую ситуацию. Однако этого было недостаточно, чтобы сделать их де-факто полноценными гражданами, в результате чего возросли бы их возможности в полной мере участвовать в жизни общества. Обе категории – и натурализовавшиеся граждане, и сохранившие статус беженца – по сей день остаются самыми бедными, маргинализованными и уязвимыми слоями населения, для которых ряд проблем, в том числе проблема жилья, а также образования и трудоустройства, остаются неразрешенными в абсолютном большинстве случаев. 

“Нас обманули”

“Нас обманули. Обещали, что после принятия гражданства наша жилищная проблема будет решена, но этого не произошло. Кроме того, паспорт беженца, выданный Арменией, ограничивал в передвижении, с ним невозможно было выехать за пределы страны”, - самое распространенное объяснение для принятия армянского гражданства среди бывших беженцев. Новоиспеченные граждане уверены, что с отказом от статуса беженца они лишились защиты международного сообщества, отдавшись на милость властям Армении, чья безразличная позиция сама по себе уже способствовала избавлению от проблемы, позволяя ей искорениться естественным путем – за счет прежде всего потока миграции и высокой смертности среди беженцев.  

Тем не менее, начальник миграционной службы Гагик Еганян считает такое объяснение заблуждением. “Многие полагают, что статус беженца дает им большее преимущество, чем паспорт Армении, и это связано с тем, что в 90-х годах Армения получала большую гуманитарную помощь, которая распределялась среди нуждающихся представителей социальных групп, а беженцы составляли одну из них. Но после 2000-го года гуманитарной помощи не было. А у людей этот стереотип остался”, - сказал Еганян. 

Что касается самой болезненной темы - проблемы жилья, то порядка 700 семей беженцев получили его по программе обеспечения беженцев жильем, которая действовала с 2005-го по 2008-й год. Однако с 2009-го года проблема больше не поднималась, и из бюджета не выделялись средства на ее решение. Тем не менее, для более чем 1000 семей беженцев жилищная проблема продолжает оставаться самой острой. Эти семьи, которые являются пострадавшей стороной нагорно-карабахского конфликта, спустя 30 лет после насильственного их переселения из Азербайджана продолжают жить в непригодных для жилья помещениях – в зданиях гостиниц, школ-интернатов и общежитий, зачастую не имея собственного санузла и размещаясь по 3-4 человека в единственной комнате площадью 11 кв. м, которая служит им одновременно кухней и спальней. Ущемленные в основных правах, эти полуграждане очень часто страдают из-за самоуправства руководителей и новых владельцев этих зданий, которые по своему усмотрению могут воспрепятствовать нормальному техническому снабжению здания, отключая попеременно электричество и воду, а порой и контролируя вход в здания с целью не впустить “неугодных” для владельцев зданий посетителей, создавая тем самым условия для проживания сродни тюремным. 

Говоря о причинах того, почему Армения перестала решать проблему жилья для беженцев, со слов Еганяна выходило, что власти Армении и рады бы помочь, но столь “благие намерения” идут вразрез с международной практикой. 

“Нет ни одного международного документа, в котором говорилось бы, что страна, принимающая беженцев, обязана обеспечить их жильем”, - сказал Еганян. 

Тот факт, что это не просто беженцы, а армяне, за которых решили их судьбу, насильственно переселив их в результате политического вопроса, поднятого в Армении и Карабахе, оказывается совершенно неважным обстоятельством перед буквой международного закона, который, как оказалось, армянские власти строго coблюдaют. 

Политика замалчивания

Нужно-таки отдать должное недавно ушедшему в отставку высшему руководству страны, которое до того, как похоронить проблемы беженцев, организовало в мае 2011 года международный форум, пытаясь вовлечь представителей дипмиссий в Армении в решение жилищной проблемы. На форум был специально приглашен бывший верховный комиссар ООН по делам беженцев, а ныне генеральный секретарь ООН Антонио Гутерриш. Целью форума было призвать участников пожертвовать Армении средства на решение вышеуказанной проблемы, которая на тот период оценивалась в $45 млн. Примечательно, что в своем вступительном слове на форуме бывший премьер-министр Армении Тигран Саркисян отметил, что проблема жилья для беженцев является самой важной в числе других проблем страны, однако такое заявление прозвучало неубедительно, поскольку на тот период уже третий год в бюджет не выделялись средства на решение этой проблемы. По итогам форума посольство Бразилии оказалось единственным среди дипмиссий, пожертвовавшее $50 тысяч. Остальные участники форума проигнорировали призыв, аргументируя это тем, что беженцы являются де-юре гражданами Республики Армения, а значит, проблема бывших беженцев - это национальная проблема самой Армении. 

В свою очередь экс-президент Серж Саргсян на встрече с Антонио Гутерришем в том же 2011 году окончательно оформил отношение властей к проблемам беженцев, заявив, что “Ереван никогда не политизировал вопрос беженцев”. Остается только гадать, почему экс-глава государства столь умалил первопричину, а стало быть и последствия насильственного переселения армянского населения. Но именно тогда, 7 лет назад, проблемы беженцев были окончательно исключены из повестки внешней и внутренней политики Армении. 

Граждане/неграждане

В этой связи невольно вспоминаются слова главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова, который во время пресс-подхода в рамках заседания Совета министров иностранных дел стран-членов ОБСЕ в Мадриде в 2007 году, заявил армянским и азербайджанским журналистам, отвечая на вопрос автора этого текста: “Не верьте тому, что вам говорят в Армении… Армяне уехали из Азербайджана спокойно, продав все свое имущество…” 

Если подход официального Баку к беженцам-армянам еще поддается логике, замешанной в целом на преступлении против своих бывших сограждан, подвергнутых насильственному гонению с конфискацией их домов и собственности в Азербайджане, то безучастное отношение официального Еревана к судьбам беженцев в Армении – отнюдь не меньшее преступление.

Сегодня два раза в год вспоминают жертв погромов в Сумгаите, Кировобаде и Баку, но никогда не обращаются к вопросу о том, в каком положении находятся выжившие в этих погромах и преследованиях беженцы в Армении.

Дальнейшее старательное замалчивание официальным Ереваном проблем беженцев и полное игнорирование их присутствия на территории страны – это циничная, безграмотная и антигуманная позиция, которая не вписывается в моральный кодекс и ответственность властей за установление справедливости, участие в судьбе многотысячного армянского населения, подвергшегося гонению в Азербайджане и не защищенного сегодня ни одним специальным законом в Армении. 

Оказавшись на периферии человеческого существования, зачастую сравниваемого с адом, армянские беженцы сегодня пребывают в Армении в особом статусе граждан-изгоев.

Фото: Ян Зихлински