HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Аракс Мамулян

На заседании по делу Роберта Кочаряна были обнародованы выдержки из показаний некоторых свидетелей

На проходящем в суде общей юрисдикции города Еревана заседании по делу о мере пресечения в отношении второго президента РА Роберта Кочаряна были обнародованы выдержки из показаний Аршака Карапетяна, советника бывшего президента РА Сержа Саргсяна и действующего премьер-министра Никола Пашиняна, 

Напомним, что в 2008 г. Серж Саргсян был главой правительства Армении, а Аршак Карапетян – заместителем по особым поручениям начальника военного аппарата, возглавляемого начальником ереванского гарнизона Юрием Хачатуровым.

Защитник Р.Кочаряна Айк Алумян ходатайствовал перед судом об обнародовании показаний Аршака Карапетяна. Однако прокуроры выступили с возражениями, заявив о нецелесообразности обнародования показания о на данном этапе. Суд, однако, не принял возражения, после чего осуществляющий процессуальное руководство делом прокурор Петрос Петросян ходтайствовал о том, чтобы эта часть заседания проходила за закрытыми дверями. Это ходатайство также было отклонено, и зааседание продолжилось в открытом режиме.

По словам защитников Кочаряна, в основу обвинения, предъявленного их подзащитному, положены показания Аршака Карапетяна.

“Если память мне не изменяет, 23 февраля 2008 года президент Роберт Кочарян провел совещание с участием руководителей Минобороны, СНБ и Полиции, начальников некоторых отделов управлений силовых структур. Если не ошибаюсь, до появления в зале представителей подразделений Минобороны президент провел отдельное совещание с руководителями СНБ и Полиции. После ухода представителей указанных силовых структур зашел руководящий состав нашего Министерства обороны, в том числе министр обороны Микаел Арутюнян. Кстати, вместе с нами в совещании участвовали руководители этих сиовыих структур. Кроме Кочаряна в комнате, где проходило совещание, находился также премьер-министр и победивший кандидат в президенты Серж Саргсян. Совещание началось в напряженной атмосфере. Я вряд ли вспомню подробности разговоров, но смогу представить их в общих чертах”. Это выдержка из показаний А.Карапетяна, которую адвокат Айк Алумян зачитал после того, как обвинитель Петросян возразил против обнародования  показаний в полном объеме.

Возражения высказал и суд. В ответ Алумян отметил, что приводит только выдержки из показаний.

Далее он сослался на неоднократно звучавшие утверждения о том, что занимавший в 2008 г. должность замминистра обороны Манвел Григорян и члены Союза ополченцев “Еркрапа” присоединились к оппозиционным политическим силам.

По словам адвоката, Аршак Карапетян рассказал, что в ходе обсуждения Кочарян или Серж Саргсян поинтересовались у Микаела Арутюнна, где находится М.Григорян. Тот ответил, что не в курсе. Тогда они обвинили Арутюняна в том, что он не владеет ситуацией. После этого Кочарян, согласно показаниям Аршака Карапетяна, сообщил, что в 00:00 объявит чрезвычайное положение.

“За этим, насколько я помню, последовало предложение Сержа Саргсяна о создании отдельного военного аппарата под руководством Юрия Хачатурова, поскольку он был начальником ереванского гарнизона. После совещания часть офицеров выразила недовольство тем, что они должны быть вовлечены в происходящие в Ереване события. Вечером 1 марта 2008 г. президент Роберт Кочарян обнародовал указ об объявлении чрезвычайного положения, хотя 23 февраля 2008 года он уже сообщил Вооруженным силам о введении чрезвычайного положения. То есть Верховный главнокомандующий отдал по меньшей мере устный приказ, который министр обороны РА Микаел Арутюнян выполнил”,- сообщил в своих показаниях Аршак Карапетян.

По словам Алумяна, эти показания опровергаются показаниями Сержа Саргсяна.
Последний в своих показаниях отметил, что не помнит подробностей совещания 23 февраля, так как прошло много времени. 

“Совещание созвал Роберт Кочарян. В нем участвовали высокопоставленные офицеры Вооруженных сил. Общая цель заключалась в предупреждении руководящего состава ВС о том, что руководители манифестантов вовлекают в эти процессы офицеров Вооруженных сил”.

Таким образом, сказал Алумян, целью совещания было предупредить, чтобы офицеры ВС не вовлекались в происходившие процессы.
Прокурор Еревана Геворк Багдасарян отметил, что если исходить из логики защитника Кочаряна, то можно обнародовать показания около 800 проходящих по данному делу свидетелей.

В ответ Айк Алумн заявил: “Мы участвуем в судебном процессе, стороны которого пытаются учить меня, как строить свою речь”.

Судья Давид Григорян еще раз призвал не обнародовать показания целиком, так как участники процесса знакомы с ними. 

“Если б вы действительно были знакомы с показаниями свидетеллей, то знали бы о том, что я привожу показания не целиком, а лишь выдержки”,- ответил Алумян.

В свою очередь Роберт Кочарян заявил, что в свое время следственный орган и прокуратура не представляли эти материалы, поэтому они вынуждены восполнять этот пробел сейчас.

Адвокат указал на важность того эпизода в показаниях Сержа Саргсяна, в котором последний говорит о цели совещания –предупредить офицерский состав ВС о том, чтобы они не вовлекались в политические процессы.

По словам Алумяна, манифестанты сделали все, чтобы армейские офицеры вовлеклись в процессы и перешли на их сторону, что необходимо было предотвратить.

“Это заставило президента Армении выдвинуть справедливое условие: или они пишут заявление о выходе из системы ВС и продолжают оставаться в составе Союз ополченцев “Еркрапа”, или они пишут заявление о выходе из СОЕ и продолжают служить в Вооруженных силах”,-  отметил в своих показаниях Серж Саргсян.
Алумян привел еще одну выдержку из показаний бывшего президента РА: “Откроввенно говоря, если б я был министром обороны, то поступил аналогичным образом: подписал бы приказ о приведении войска в казарменное положение. На мой взгляд, тогда это было наиболее эффективным способом оградить войско от политического воздействия и вмешательства”. 

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.