HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Аракс Мамулян

Роберт Кочарян: “Я не представляю, что смогу попросить кого-то из свидетелей немного изменить свои показания. Я просто умру от стыда…” 

На сегодняшнем судебном заседании по делу второго президента РА Роберта Кочаряна защитники представили ходатайство о его освобождении под залог. 

К ходатайству присоединился сам Кочарян, который также выступил в суде. 

“Я убежден, что сидящие в этом зале хорошо осознают, что для содержания меня под арестом нет ни оснований, ни условий. Это просто следствие происходящего в Армении процесса, который направлен на то, чтобы представить меня в качестве виновного. Я понимаю все это, в частности то, что связано с последними событиями, с тем, что происходит вокруг Конституционного суда. Понимаю, в каком положении оказались судьи, когда на одной чаше весов Фемиды находится их уязвимость перед властями, правоохранительными органами, прокуратурой, а на другой – их достоинство, профессионализм и совесть”,- отметил Кочарян. 

По всей видимости, имея в виду ситуацию вокруг председателя Конституционного суда Грайра Товмасяна, Кочарян заявил, что сегодня люди должны помнить о том, когда в последний раз ремонтировали свою крышу. “Или, скажем, несколько лет назад купили холодильник, но чек не сохранили, а завтра-послезавтра им начнут задавать вопросы, на которые они не смогут ответить. И исход будет зависеть от степени уязвимости судьи. Такова реальность”,- сказал Р.Кочарян, отметив, что в Армении есть судьи, прокуроры, но нет правосудия.    

“В описанной мной схеме правосудия не существует. Есть символы, люди, но правосудия – нет”,- добавил экс-президент. По его словам, судья Анна Данибекян тоже находится в этой реальности и будет вынуждена оценить свою уязвимость. В ответ судья призвала Кочаряна высказывать позицию исключительно по рассматриваемому вопросу. 

“Мне немного неприятно, стоя здесь, пытаться убеждать в том, что у меня нет намерения скрыться, препятствовать. Это не соответствует моей биографии. И вообще никто из сидящих здесь людей (то есть остальных подсудимых. – Авт.) не собирается скрыться, препятствовать. Люди всю свою жизнь руководствовались чувством достоинства, патриотизма. И что бы ни говорили другие – прокурор, представители потерпевших, адвокаты противоположной стороны, стереть это из нашей биографии невозможно”,- заявил Кочарян. 

По его словам, именно он больше всех заинтересован в справедливом судебном процессе. 

“Я не могу, спустя десять лет, изменить свой указ о введении чрезвычайного положения, не могу изменить исторический факт и не отрицаю, что подписал, не могу изменить эту встречу. И я согласен с показаниями почти всех участвовавших в этой встрече 14-15 человек, за исключением одного. Нет субъекта, нет мотива, которые позволили бы сказать, что вот этот может скрыться, этот может попытаться изменить… Сидящие на этой стороне люди не позволят себе обратиться к кому-либо с вопросом, который может в какой-то мере унизить их собственное достоинство. Я не представляю, что смогу обратиться к кому-то из свидетелей и сказать: знаешь, ты дал не очень хорошие показания, измени их, отретушируй немного. Я просто умру от стыда…” - заявил Кочарян. В заключение он добавил: “Весы Фемиды в ваших руках. Решайте, что делать”

 

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.