HY RU EN

Марине Мартиросян

А.Минасян: “РА ставит крест на проявлениях суверенитета в энергетической сфере”

Заключенное между Арменией и РФ “газовое соглашение” депутат парламентской фракции АРФ Дашнакцутюн Арцвик Минасян рассмотрел в трех аспектах – политическом, экономическом и правовом.

Согласно политической оценке депутата, это соглашение, заключенное на рабских условиях. “Это соглашение заключено не между партнерами и не в результате эффективного сотрудничества. Если вы внимательно прочитаете, а не просто пробежите глазами, положения соглашения, то поймете, увидите, что этим документом мы фактически передали все наши полномочия на суверенитет не РФ, а ОАО “Газпром”, то есть коммерческой организации, которая в любой момент может осуществить действия по собственному усмотрению”,- сказал Арцвик Минасян, добавив, что с политической точки зрения это может открыть дверь для уступок нашего суверенитета и в других сферах.  

В правовом аспекте это соглашение не соответствует не только Конвенции о международных договорах, но и закону РА “О международных договорах”.

“Я крайне удивлен тем, что наш Конституционный суд представил такое заключение. То, что в решении КС нет ни слова о процедурах заключения этого договора, просто ужасно. Между тем КС был обязан изучить всю процедуру – кто инициировал, откуда это пошло, как были соблюдены процедуры, все ли компетентные органы были вовлечены хотя бы с информационной точки зрения. Всего этого нет”,- сказал депутат.  

Арцвик Минасян отметил, что ратификацией этого договора Республика Армения ставит крест на всех возможных проявлениях суверенитета в энергетической сфере, сводя на нет договор о газе между Арменией и Ираном. Между тем в этом договоре, по словам члена фракции АРФД, имелись хорошие положения, касавшиеся политики в газовой сфере нашей страны.

“По договору с Ираном минимальная калорийность газа составляет 8200 кг, тогда как по договору с “Газпромом” лучшим показателем калорийности считается 7500 кг. В соответствии с договором Иран-Армения наша страна может импортировать до 2,3 млрд кубометров газа по значительно более предпочтительным ценам и обеспечить более предпочтительную реализацию. А по соглашению, заключенному с “Газпромом”, мы даем полномочие на то, что любое подобное действие российская компания может расценить как противоречащее своим интересам”.