HY RU EN

Заруи Меджлумян

Дочь умершего провела собственное расследование

Жительница Арарата Гаяне Ованян уже год стучится в различные двери, чтобы установить обстоятельства смерти своего отца – Гянджирова Ованяна. Гаяне хочет, чтобы виновные понесли достойное наказание.   

65-летний рабочий местного цеха по обработке камня (ЗАО “Джи энд Эй”), отец четверых детей Гянджиров Ованян 25 июля 2013 г. вышел из дома и больше не вернулся.   

Его тело было обнаружено повешенным на дереве примерно в трех километрах от дома. В ходе предварительного следствия изначально была выдвинута версия о самоубийстве, однако мать и дочь Жанна и Гаяне Ованяны утверждают, что Гянджирова Ованяна убили.

Дело в том, что за день до произошедшего они стали свидетелями угроз в адрес Ованяна со стороны сыновей владельца цеха – Нарека и Ованнеса Аветисянов. Последние подозревали рабочего в совершении кражи из цеха. Однако уголовное преследование в отношении братьев было прекращено за отсутствием состава преступления.   

Аналогичные решения вынесли также старший следователь следственного отдела полиции Арарата Артур Аветян и прокурор области Амбарцум Мелик-Саркисян.

Орган предварительного следствия пришел к выводу, что Гянджирова не подталкивали к самоубийству и не убивали. Гаяне подала жалобу на эти решения, которая рассматривается в суде общей юрисдикции Араратской и Вайоцдзорской областей. 

Представитель Гаяне Ованян в суде, член Адвокатской палаты РА Гарик Малхасян представил 25-страничную жалобу, в которой просил суд отменить решения следователя и прокурора. 

Основанием для жалобы послужило то обстоятельство, что совершившие тяжкое преступление лица остаются на свободе. “Не было проведено объективное и полноценное следствие, орган предварительного следствия пытался угодить Аветисянам”,- подчеркнул в жалобе адвокат Гарик Малхасян. 

По его словам, предварительное следствие не выяснило многие обстотельства. Например, если одежда Гянджирова была в крови, почему следы крови не были обнаружены и на дереве; не проведена экспертиза с целью установить, имелись ли на руках умершего следы ржавчины, так как металлический тросс, на котором он висел, был ржавым; почему судмедэксперт провел экспертизу соседей Гянджирова с опозданием на пять дней, тем самым покрыв вызванные дракой легкие и средней тяжести повреждения; почему не было установлено, откуда взялась пыль на одежде и обуви Ованяна; почему при осмотре тела было описано больше повреждений, чем при проведении судебно-медицинской экспертизы; почему свидетели (за исключением Ованянов) были вызваны на допрос без повестки и т.д.   

В своем заявлении и дополнительных показаниях Гаяне Ованян также сообщила, что в день, когда им стало известно о произошедшем с отцом, она слышала разговор двух мужчин, сидевших в белом джипе, который стоял недалеко от их дома: “Какая доля полагается мне за эту грязь? А ты говорил, что я тоже в доле. Сколько я должен получить? Это человек уже труп, мне надо хотя бы своих вывести из страны, чтобы потом решить, что делать. Дай мне 50 тысяч долларов”. Гаяне сфотографировала другую аналогичную машину и передала фото следователю.

“Я плохо различаю марки машин, поэтому сфотографировала похожий автомобиль и передала ему фото. Оказалось, что это не джип, а другая машина”,- сказала Гаяне. Но следователь все же пригласил владельца джипа с номерами, которые запомнила Гаяне. Тот представил доказательства того, что в это время он отсутствовал из Армении.

В беседе с Hetq.am представитель Гаяне Ованян Гарик Малхасян сказал: “Дочь умершего Гаяне Ованян как будто выступила по этому делу осуществляющим надзор прокурором. Именно она постоянно теребила следователей – это обстоятельство не выяснено, выясните, эта экспертиза не проведена, проведите... А следователь вместо того, чтобы провести объективное расследование, явно пытался опровергать представляемые Гаяне обстоятельства. Допущены грубые ошибки, есть упущения. В нашей стране трудно иметь ожидания от судебной системы, но у нас они все еще есть. Мы надеемся, что суд проведет справедливое судебное следствие”.  

Осуществляющий надзор прокурор прокуратуры Араратской области Никогосян и следователь Аветян попросили у суда время для того, чтобы представить свои возражения в письменной форме. “От жалобы адвоката у меня сложилось впечатление, что занимавшиеся этим делом следователь, эксперт – все преступники”,- заявил прокурор.  

Следующее судебное заседание состоится 31 октября.

На верхнем снимке Гаяне Ованян