HY RU EN

Кристине Агаларян

Предводитель Грузинской епархии ААЦ о церкви в Гумбурдо, установке хачкара и ожидающихся решениях

В Патриархии Грузии состоялась встреча представителей соответствующих государственных ведомств, Грузинской Православной и Армянской Апостольской церквей. Цель встречи состояла в урегулировании инцидента вокруг установки хачкара в селе Гумбурдо. По результатам обсуждения Государственное агентство по вопросам религии Грузии, Грузинская Православная церковь, Грузинская епархия Армянской Апостольской церкви, Министерство культуры и охраны памятников Грузии и аппарат госминистра по вопросам примирения и равенства граждан Грузии выступили с заявлением, в котором, в частности, отмечается, что Грузинская епархия ААЦ не имеет притязаний в отношении храма и что он считается грузинским. 

В связи с этим Hetq.am побеседовал с предводителем Грузинской епархии ААЦ епископом Вазгеном Мирзаханяном.

- Ваше Святейшество, Вы подписали совместное заявление? В нем не оспаривается неармянское происхождение церкви в Гумбурдо.

Да, подписал я. А кто оспаривает, чтобы я оспаривал. Исторически давно доказано, что это грузинская церковь, и никто не может доказать, что она армянская.

- Памятниковед Самвел Карапетян писал  о том, что на территории церкви сохранились полуразрушенные хачкары, которые свидетельствуют о существовании в средние века на этом месте армянского кладбища. Хачкары относятся к 15-му веку и косвенно подтверждают, что церковь святого Воскресения уже тогда была освящена как армянская апостольская, в соответствии с чем и действовала.

- Самвел Карапетян никогда не говорил, что это была апостольская церковь. В 1830 году апостольской была лишь часть церкви, когда построенный при ней  притор с помощью деревянных балок перестроили в церковь святого Воскресения. Вся церковь никогда не была апостольской, это грузинская церковь.

- Церковь давно служила местному армянскому населению и использовалась им.

- Использовалась не вся церковь, а построенный в ее западной части притвор. В свое время, в 1830-х годах, обратились к действовавшему тогда грузинскому Синоду с просьбой позволить временно использовать его в качестве армянской церкви. Если это была не грузинская церковь, почему обратились к Синоду Грузинской церкви?

- Обратились и к грузинскому Синоду, и к Эчмиадзину.

- Да, потому что в те дни все вопросы решал Синод Эчмиадзина. Поэтому Синод Эчмиадзина обратился к Синоду Грузинской церкви.

- Можно ли аналогичным образом утверждать, что грузинскими являются и шесть спорных церквей – например церковь сурб Норашен в Тбилиси и сурб Ншан в Ахалцихе?

- Нет, эти церкви никогда не были грузинскими. Сами грузины говорят, что это армянские церкви. Они были построены на месте обвалившихся грузинских церквей. Они никогда не отрицали, что это армянские церкви.

- Вам известно, когда Грузинская Православная церковь приватизировала церковь в Гумбурдо?

- В 2000-х годах или до этого, может, в 90-х годах. Сейчас церковь восстанавливают в том виде, в каком она была в 10-11 веках. Мы должны быть честными, чтобы и они были честны с нами. Ведь если завтра-послезавтра мы выдвинем какие-либо требования, они точно так же подойдут к волнующим нас вопросам. Власти и Патриархия Грузии очень обеспокоены и делают все, чтобы проблема решилась нормально, чтобы не обидеть наш народ, так что работа ведется. Грузинская сторона по-доброму и положительно настроена к нашей общине и Армении и очень хочет по-хорошему решить все эти вопросы. Именно  в этом направлении мы и должны работать.

- Грузинская епархия  ААЦ когда-либо выступала с инициативой по поводу установки хачкара в Гумбурдо?

 - Никогда. Это не наша инициатива, это инициатива народа.

- К Вам не обращались с просьбой освятить хачкар?

- По всем этим вопросам население обратилось с письмом к руководителям и духовным предводителям Армении и Грузии. Мы узнали, что для установки хачкара обязательно нужно иметь разрешение. И мы, присоединившись к населению, ведем переговоры. Это не наша проблема. Это проблема общины, местных властей и Грузинской церкви. Чем обусловлен этот треугольник? Тем, что данная церковь является собственностью Грузинской Православной церкви. И именно она должна дать разрешение на установку хачкаров на своей территории. А государственные власти вместе с народом должны были вести переговоры вокруг этого вопроса. Я думаю, в ближайшие дни появится информация о новых встречах.

- Достигнуто ли окончательное согласие относительно установки хачкара?

- Пока нет. Ведется работа, и неважно… Может быть установлен не этот, а другой хачкар, мы не концентрируем внимание на этом вопросе. Мы там решаем другие принципиальные для нашего народа вопросы.