HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Аракс Мамулян

Роберт Кочарян: “У меня была одна задача: не допустить, чтобы президентом страны стал человек, который не был избран”

На проходящем в ереванском суде общей юрисдикции судебном заседании по вопросу о мере пресечения в отношении второго президента РА Роберта Кочаряна последний предстаавил ситуацию, которая сложилась в Армении после президентских выборов 2008 года, а также подробности событий, происходивших в период с 23-го февраля по 2-е марта.

“Всё уголовное дело – о событиях, которые происходили с 23-го февраля по 2-е марта. Сразу после выборов кандидат, набравший 21,5 процента голосов, заявил, что он – избранный президент. Его право говорить об этом. Но 20 февраля было заявлено о намерении организовать круглосуточные митинги. 20 февраля Тер-Петросян заявил на митинге, что у него есть “сюрприз” и что на следующий день он сделает очень важное заявление. На следующий день, 21-го числа, если не ошибаюсь, Тер-Петросян заявил, что встречался с заместителями министра обороны, и они сказали, что присоединяются к народу”,- рассказал Кочарян. По его словам, в тот период он находился в Москве, но прервал свой визит и вечером 22 февраля вернулся в Армению.

“Прямо в аэропорту члены Совета безопасности докладывали мне в течение 15-20 минут. После этого, на следующий же день, я выразил желание встретиться в президентской резиденции только с командным составом. Должен сказать, что это была первая встреча в резиденции президента. Теперь представьте ситуацию, когда я как президент, как гарант Конституции получаю сведение о том, что высшее командование армии втягивается в политику. Что должен сделать верховный главнокомандующий и президент? Естественно, должен встретиться с высшим командным составом и предупредить о недопустимости этого, о том, какие последствия это может иметь, что это погубит Армению. Встреча длилась 20 минут, не больше. Обсуждения не было. Общение было односторонним. Я просто высказал свои суждения и ушел”,- отметил Роберт Кочарян.   

По его словам, для них было ясно, что проигравшая президентские выборы сторона не признает поражение, так как они уже до выборов заявляли, что если проиграют, то значит, выборы были сфальсифицированы.

“У меня была одна задача: не допустить, чтобы президентом страны стал человек, который не был избран”,- заявил Роберт Кочарян, имея в виду Левона Тер-Петросяна.  

Говоря о секретном приказе 0038, Кочарян сказал, что о его содержании ему стало известно только в рамках уголовного дела.  

“После ознакомления я убедился, что это был очень правильный и своевременно отданный приказ. Благодаря этому приказу удалось избежать самых плохих последствий. Приказ не содержит какого-либо незаконного пункта и полностью укладывается в рамки полномочий министра обороны. Таково мое отношение к этому приказу. Но конкретно как был принят этот приказ, что было сделано, это уже не мое дело”,- сказал экс-президент.  

По его словам, 27 февраля стало ясно, что занявшей на выборах третье место руководитель партии “Оринац еркир” Артур Багдасарян образует коалицию с избранным президентом. После этого он получил из Службы национальной безопасности информацию о том, что среди манифестантов на площади Свободы царят упаднические настроения.

Кочарян коснулся и записки главы СНБ Горика Акопяна начальнику полиции, в которой сообщалось, что у некоторых граждан имеется оружие.

“Нет такого начальника полиции, который, получив такое письмо, не принял бы меры. Если вы ознакомитесь с показаниями Айка Арутюняна, то увидите, что происходило”,- сказал Кочарян, добавив, что утром 1 марта на площади Свободы было обнаружено оружие, боеприпасы и более десяти боевых гранат.  

По словам экс-президента, о действиях полиции на площади Свободы рано утром 1 марта он узнал на работе.

“Утром я попытался выяснить, что произошло. Потом мне из безопасности сообщили, что доставляют бензин, какие-то бутылки и т.д. Со стороны Никола Пашиняна стали звучать призывы строить баррикады. Начали переворачивать первые машины. Потом мне сказали, что это может плохо закончиться, что надо подготовить указ и в случае необходимости подписать его. Я поручил руководителю аппарата подготовить указ. Я подписал его тогда, когда у нас были десятки раненых. Все было сделано в рамках закона. Я все согласовывал с Национальным Собранием и премьер-министром”,- сказал Роберт Кочарян.

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.