HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Марине Мартиросян

“Дни в этой хибаре тянутся долго…”: 26 лет в домике в Гюмри

В глубине улицы Хоренаци в городе Гюмри можно увидеть ветхий домик, который как будто оторван от окружающего мира. К нему даже нет мало-мальски нормальной дорожки. Домик обложен листами жести. Мы беззвучно открываем ворота и заходим во двор. Сидящая на цепи собака по кличке Рокки срывается с места и начинает лаять, бегая по кругу. Ее ухоженный вид странным образом контрастирует с убогим видом жилища.

Сваленные во дворе вещи на первый взгляд кажутся выброшенными за ненадобностью. Среди вещей есть и мягкие игрушки.

Во дворе 13-летняя Мариам моет голову. При виде нас девочка собрала мокрые волосы в пучок и, поздоровавшись, быстро зашла в дом.

Вскоре к нам вышла 54-детняя Лала Степанян. Солнце падало прямо на жилье, поэтому воздух внутри был спертым. Однако ароматный запах свежеприготовленных  оладий делал его терпимым. Напротив двери стоял газовый баллон, на котором хозяйка готовит пищу. Баллон заменяет собой всю кухню. Стол уставлен чистой посудой. Лала накидывает на оладьи полотенце и садится на стул.

Стена за газовым баллоном обожжена. Несколько лет назад из-за короткого замыкания в доме вспыхнул пожар, во время которого вся стена почернела. Чтобы скрыть следы от пожара, Лала поставила здесь шкаф. 

Лала Степанян родом из Чаренцавана. 26 лет назад, в 1994 году, она вышла замуж и переехала к мужу в Гюмри. Молодая семья сразу поселилась в домике, где и родились четверо ее детей – два сына и две дочери.

Старший сын уже женился, у него ребенок – сын Давид, которому год и восемь месяцев. Лала попросила старшую дочь Хатун принести телефон и стала показывать фото внука. Но как только наш разговор вернулся к проблемам семьи, улыбка на лице женщины угасла. 

До замужества Лала 16 лет проработала в швейном цеху в родном Чаренцаване. По словам нашей собеседницы, они шили медицинские и рабочие халаты, нижнее белье. Однако в те годы у нее постепенно начало ухудшаться зрение. Сейчас Лала шьет редко, да и то в случае крайней необходимости. Левый глаз Лалы не видит совсем, правый видит плохо. Она инвалид третьей группы, поэтому получает от государства 32 тысяч драмов.

Три года назад семье выдавали социальное пособие, но когда старший сын устроился на работу, их лишили этих денег. Лала утверждает, что сын зарабатывал от силы 30-40 тысяч драмов. Потом семья взяла кредит на покупку машины, чтобы сыновья могли заниматься извозом. Но их опять постигла неудача. В результате они оказались в “черном списке” банка.

Муж Лалы работает разнорабочим. Сыновья несколько месяцев назад уехали на заработки в Россию, однако трудностей все равно много, проблемы остаются нерешенными.

“В этой хибаре дни тянутся очень долго. Есть и крысы. Посмотрите, какие дыры они проделали, чтобы проникнуть в дом. Сколько ни закрывай, ничего не помогает. Именно из-за крыс невестка с внуком перебралась к своим родителям”,- говорит Лала.

В прошлом году пришли какие-то люди, пообещали решить вопрос с жильем. Семья даже собрала вещи в ожидании переезда. Но никакого отклика так и не последовало.

По словам женщины, здесь должна быть построена спортшкола известного гюмрийского борца Артура Алексаняна.

Из комнаты выходят аккуратно одетые и причесанные 16-летняя Хатун и 13-летняя Мариам. Обе занимаются танцами. Хатун хоть и учится на парикмахера, но с детства мечтает стать танцовщицей. Танцует с четырех лет.

У Мариам другие предпочтения – она хочет стать актрисой. Планирует после окончания школы поступать в Театральный институт.

“Какой был последний спектакль, который ты смотрела?” – спрашиваю Мариам, пытаясь завести с ней разговор. ““Свадьба в тылу”. Конец меня очень взволновал”,- сказала девочка.  

Мариам ходит и в музыкальную школу, учится в четвертом классе. В соседней комнате удобно “устроилось” пианино. Я прошу Мариам сыграть что-нибудь. Девочка сразу села за инструмент и сыграла произведение, которое выучила в музыкальной школе.

“Пианино подарил Центр “Ширак”. Когда там узнали, что Мариам занимается музыкой, а у нас нет пианино, то преподнесли нам сюрприз”,- рассказала Лала.

Мы продолжаем беседовать с ней о жизни в домике. За прошедшие 26 лет семья привыкла к тому, что гостиная и кухня находятся в одном помещении, что в доме отсутствует ванная комната, поэтому мыться приходится в свободном уголке в столовой или спальне. Все эти годы они мечтают только об одном – иметь свой дом.

“Из-за отсутствия жилья младший сын не может жениться”,- как бы размышляет вслух 54-летняя женщина. Когда мы собрались уходить, Лала предложила сварить нам кофе, но мы отказались, так как спешили на другую встречу.

Фото: Ани Саргсян

Комментарии (1)

alya
I'm sorry, but I'm more and more shocked about the mentality of such kind of people ! They don't lead their children to catch a profession adapted to their life condition, no ! Theater and dancing !!! How far away from reality ! They should seek to choose an appropriate occupation !! For boys, learn seriously a profession like, housebuilder, woodworker, machinist, electrician , gardener etc... and the girls bakery, sellswoman, nurse, cleaner, dress-tailor aso... I mean something practical and USEFULL in Armenia !! And PLEASE , a SERIOUS and complete professional education with a final exam and diploma , not just some weeks of exercising -- This is mentality of--functionning, successfull western countries -- SO , just COPY it !.... if you ever have the PLEASURE to work --I mean GOOD work

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.
Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter