HY RU EN
Asset 3

Загрузка

Нет материалов Нет больше страниц

Не найдено ни одного докуметна по Вашему запросу

Гагик Агбалян

“Родина – последнее пристанище моего сына”: армянский репатриант из Бейрута горд, но вместе с тем разочарован

Армянин из Ливана Александр Хури переехал в Армению после бархатной революции. Хури – фамилия арабской семьи, которая усыновила спасшегося во время Геноцида 1915 года деда Александра. Предки Алекса были родом из города Сис в Западной Армении. Чудом оставшийся в живых во время резни его дед, чья фамилия была Тер-Саакян, оказался в Сирии, в арабской семье. Но вскоре попал во французский легион, в составе которого приял участие в качестве офицера во Второй мировой войне. После этого переехал в Ливан, где умер в возрасте 99 лет.

По следам детской мечты

Алекс вместе с братом, женой и двухлетним сыном живет на съемной квартире в ереванском квартале Арабкир. За жилье он платит 100 тысяч драмов в месяц. 

Алекс и его брат – мастера высокого класса. Алекс занимается установкой бриллиантов, а его брат Паруйр – ювелир. “В армянских семьях Диаспоры существует традиция: если один брат ювелир, то другой должен быть установщиком камней, чтобы они могли работать вместе”,- говорит Алекс Хури.

Алекс с детства мечтал переехать на родину. Один-два раза он предпринимал попытки оставить Бейрут и обосноваться в Ереване, но семейные обстоятельства не позволяли осуществить мечту.

“Мой отец умер в 39 лет в Бейруте. Мне было 14 лет, а поскольку я был старшим, то пришлось оставить учебу и начать работать вместе с братом. Мы не позволили маме работать. Когда в 2005 году мне исполнилось 18, я пошел служить в ливанскую армию. После демобилизации решил уехать в Ереван. Однако в день отъезда один из моих друзей сказал: «Не хочу тебя расстраивать, но, к сожалению, аэропорт закрыт, Израиль начал бомбежку”. Как только дороги разблокировали, я приехал  в Ереван. На второй день позвонил маме и сказал, что не вернусь в Ливан, остаюсь в Ереване. Мать не одобрила мое решение, сказала, что сейчас не время. Каждый год, приезжая в Армению, я хотел остаться, но не получалось”,- рассказывает Александр Хури.

Переезд не состоялся, но связь с родиной с каждым разом становилась все крепче. Во время акций протеста “Электрик Ереван” Алекс познакомился в Фейсбуке со своей будущей женой. Асмик родом из Иджевана. С Алексом они познакомились в дни митингов, когда в Фейсбуке шли бурные обсуждения. В то время Асмик преподавала в иджеванской музыкальной школе. Спустя месяц Асмик и Александр обручились.

“Алекс приехал на 20 дней в Армению, познакомился с моими родственниками. А в августе сказал, что в январе поженимся. Вернувшись в Ливан, он сообщил, что поженимся в октябре. А вскоре купил билет и в сентябре приехал. И мы поженились”,- рассказывает Асмик.

Спустя год в монастыре Агарцин состоялись венчание Алекса и Асмик и крещение их сына Исаака.

Воодушевленные революцией

До революции Алекс предложил жене переехать в Армению. Асмик, хорошо зная, какие внутренние проблемы существуют в стране, не согласилась. Но после революции супруги твердо решили вернуться на родину.

“В Бейруте мы основали свой бизнес – открыли в квартале Бурдж Амуд армянский ресторан. Это был семейный ресторан, куда заходили и мусульмане. Мы не надеялись, что бизнес будет успешно развиваться. Ювелирное дело оставили, а в бизнесе перешли на второй этап: по субботам и воскресеньям стали организовывать вечера армянской ашугской песни и греческой народной музыки. От посетителей отбоя не было. 

Но тут в Арменни началась революция. Я сказал Асмик: пришла время переехать в Армению. ” А как же твой бизнес?” – спросила она. Я ответил, что мы все закрываем и уезжаем. Помещение для ресторана мы арендовали. Все сдали и приехали в Армению”,- рассказывает Алекс.

Обещания золотых гор и ноль поддержки

“Многие семьи из диаспоры думают, что после приезда в Армению перед ними откроются золотые двери. Это не так. Я знал, что трудности будут, но что будет настолько трудно… Эти 3-4 месяца мы многое пережили. Не скажу, что голодали. Родственники помогали, подсказывали пути поиска работы”,- говорит Алекс, рассказывая о разочарованиях, которые ему пришлось пережить после возвращения на родину. Он убедился в том, что чиновники только приглашают на родину, но никаких условий для адаптации не создают.   

Алекс несколько раз обращался в Министерство диаспоры, добивался встречи с министром, однако каждый раз получал один и тот же ответ: министр занят. “На этот раз меня приняли, спросили, чем могут быть полезны. Я был на седьмом небе от радости. Нам дали адреса, которые, как нам сказали, могут пригодиться”.

Вскоре, однако, молодые супруги поняли, что адреса, которые им дали в министерстве, принадлежали зарубежным армянам, которые занимаются бизнесом с крупными предпринимателями.

“После этого мы с женой и ребенком еще раз пришли в министерство, чтобы узнать, есть ли свободная земля, на которой можно построить дом, чтобы не снимать жилье. Чиновники, посмотрев друг на друга, заявили, что программы для репатриантов у них нет”,- рассказал Алекс.

Он несколько раз пытался встретиться с министром, но – безуспешно:  каждый раз ему отвечали, что министр занят. “Это значит, что революция ничего не дала. Если репатриант не может встретиться с министром, как это было в 2010-ом, значит революция не состоялась”,- с горечью говорит Алекс Хури.

По его словам, министр Диаспоры и глава правительства призывают армян вернуться на родину. Те возвращаются, но уже здесь, в Армении, начинают бегать по ведомствам, чтобы добиться хоть какой-то помощи.

За четыре месяца Алекс побывал в многочисленных ведомствах, предлагал свои услуги в качестве специалиста, но никакого отклика не получил. Тогда он купил в кредит машину и начал возить туристов по достопримечательностям Армении, Арцаха и Грузии. Компанию назвали “Золотой абрикос”.

Асмик и Алекс организуют также свадьбы, в основном для иностранцев. Я поинтересовался, считают ли они возвращение на родину оправданным. “Это оправданно для моего сына. Не исключаю, что в поисках работы вновь отправлюсь за границу, но сына с собой не возьму. Я уже вижу, что родина – последнее пристанище моего сына. 15 лет назад я планировал приехать на родину и обосноваться здесь. Возможно, если б я остался в Армении в 2005 году, для меня было бы намного легче…” – сказал Алекс. 

Написать комментарий

Комментарии, написанные на латыни, не будут опубликованы редакцией.